Никто не поверил бы, разве что безумец, что за всем происходящим на Земле внимательно следят существа более развитые, чем человек; что в то время, как люди занимались своими делами, их исследовали и изучали, готовили план захвата прекрасной планеты Земля.
Тьма рассеялась, и вместо голубого неба над собой люди увидели космические корабли. Корабли, что пришли отнюдь не с миром. [читать далее...]
ИГРА: постапокалипсис, космос, вторжение, 2020
Внимание!, Всем [!] необходимо ознакомиться с новой сюжетной веткой проекта! С помощью вашей пополняться будет f.a.q, потому все вопросы желательнее задавать в «общей теме»
Обновления форума будут пополняться, внимательно следите за новостями. Новые квесты будут запущены после переклички.
«Морской бой»
William Haynes
[смена очередности]

«Пропавшие»
Nicholas Emerson
[до 18.03]

«Убей всех»
Jeremy Nox/Madison Clarke
[до 18.03]
Вверх страницы
Вниз страницы

Blackout: No Exit

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blackout: No Exit » личные эпизоды » 12.12.18 | Давай только не здесь, ладно?


12.12.18 | Давай только не здесь, ладно?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

--
ДАВАЙ ТОЛЬКО НЕ ЗДЕСЬ, ЛАДНО?
Серьёзно, будет трудно отдыхать там, где кто-то свёл счёты с жизнью..
■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■

Эми Хант и Саймон Кингстон

Риверсайд: крыша одного из зданий и дальше куда занесёт
12 декабря 2018 года

« Вы думаете, что знакомство при попытке самоубийства бывает только в фильмах? Ошибаетесь.. Саймон именно так и встретил Эми. Так вышло, что она собиралась сделать это, спрыгнув с той самой крыши, где он по какому-то странному совпадению любит отдыхать в свободное время. И нет, это не переделка знаменитого "Долгого падения", это реальность.. »

+2

2

Мокрый снег летел девушке прямо в лицо. Она стояла на краю крыши чуть приподняв голову вверх и закрыв глаза слушала ветер. Темные, длинные волосы развевались на ветру иногда прилипая к светлой коже отдельными намокшими прядями. Ресницы чуть подрагивали, когда очередная снежинка садилась ей на глаза. На лице не читались никакие эмоции. Казалось, что ее самой здесь нет, а только похожая на человека оболочка стоит на краю высотки.
Эми сейчас ничего не пугало, ни высота, ни опасность, ни близость смерти. За последних три года она пережила многое, что притупило ее чувства. Эта жизнь была словно затянувшийся кошмар, который успел многое отнять у девушки и оставить зияющую дыру внутри нее.
Потеряв счет времени и не ощущая холода теперь она желала закончить эту пытку. Прервать все и вырваться на свободу, где будет отсутствовать эта постоянная боль внутри. Где не нужно бороться, выживать и мириться с тем, что прежний окружавший до затмения ее мир, уже не вернуть. Не вернуть и ее близких людей, семью, прежние мечты и стремления.
Даже оказавшись на острове жизни, так все называли это место куда она недавно пришла с группой людей, Эми не ощутила облегчения и не видела выхода для себя. Казалось у нее закончились силы, чтобы перешагнуть через пережитое и вцепиться всем сознанием в новый шанс, как это делали другие люди. У многих отчаявшихся открывалось новое дыхание, когда они попадали в Риверсайд, но не у Эми. Даже не смотря на то что это место было похоже на прежнюю жизнь, где отсутствовала опасность, девушка не могла спокойно спать по ночам. Всякий сон прерывался жуткими картинками и она просыпалась в холодном поту с криком на устах. Эми сама не заметила в какой момент ее оставила надежда, что все еще может измениться к лучшему, и опустились руки.
Когда ее поселили и предоставили личное пространство на новом месте, девушка не могла оставаться там надолго. Она и тогда срывалась с места продолжая убегать от своих мыслей, от своих снов, от самой себя.
Вот и сейчас Эми не заметила, как оказалась здесь. Почему настойчиво взбиралась по бесконечным ступенькам на саму крышу здания. Зачем остановилась на краю. Но только в одном она была уверена, что с первыми лучами солнца, такими нежными и робкими, она не задумываясь шагнет навстречу к нему.

+1

3

Мокрый снег летел с неба, прицельно падая прямо на лицо и оседая на одежде. Щурясь и моргая, когда снежинки норовили попасть в глаза, Саймон шёл привычной дорогой к своему излюбленному месту отдыха. Под ногами хрустело, ладоням было уютно в карманах куртки, зажжённые уличные фонари освещали лежащую впереди дорогу, а рабочая смена Кингстона, напротив, осталась позади, давая возможность для максимально комфортного времяпрепровождения. В рюкзаке, висевшем за плечами, покоился термос с горячим чаем, компанию которому составляло сложенное в пакетик самодельное печенье. Последнее вышло, кстати, вполне себе недурным, учитывая, сколько времени Саймон уже не занимался этим. Было в этом, кстати, что-то символичное: ведь возвращаться к прежней жизни - значит не просто говорить об этом, но воплощать подобные слова в реальность. Делать жизнь максимально похожей на ту, что была до. Ясное дело, что идентичной она всё равно не будет, учитывая, скольких выжившие потеряли по пути к ней - и скольких лишились в самом начале. Однако стоило двигаться дальше. И вместе с тем - некоторыми мелкими деталями из прошлого напоминать себе, что кое-что всё-таки можно вернуть. Кое-что не было потеряно безвозвратно.
Несколько минут - и за спиной захлопнулись широкие двойные двери высотного здания. Ещё несколько минут - и позади остались последние ступеньки, отделявшие его от самого верха. Дверь на крышу, благодаря подложенному под неё кирпичу, с некоторых пор не закрывалась до конца и, таким образом, не являлась препятствием. поправив лямку рюкзака у себя на плече, Саймон потянулся к ручке, чтобы толкнуть дверную створку от себя, навстречу "разбавленной" светом прожекторов темноте. И тут его внимание кое-что привлекло. Кое-что, выбивавшееся из привычного уже порядка вещей: кирпич, придерживавший дверь, был немного сдвинут. Точнее, не немного, а так, что ещё чуть-чуть - и дверь бы захлопнулась от очередного порыва ветра.
Саймон, привыкший обращать внимание на любые мелочи (особенно если они располагались не так, как он их в прошлый раз оставил), насторожился. Конечно, это мог быть кто-то ещё из людей, облюбовавший эту крышу и решивший, что она свободна. Однако рука мужчины всё же потянулась к покоившемуся за поясом пистолету: всё-таки, с момента его прибытия в Риверсайд прошло всего несколько дней, а этого времени совсем не достаточно, чтобы наконец перестать вздрагивать, просыпаться, хвататься за оружие от любого шороха; да и работа охранника периметра никак не способствовала усыплению бдительности.
Вытащив оружие и аккуратно сняв его с предохранителя, Кингстон тихонько толкнул дверь, как если бы её привёл в движение сквозняк, а не человеческая рука. Дверь, скрипнув, открылась, и охранник выскользнул наружу, тут же вскидывая пистолет и осматриваясь.
Одинокую фигуру на краю он заметил практически сразу. Она стояла неподвижно как раз в том месте, где у крыши - он знал - частично отсутствовало ограждение. Фигура явно принадлежала женщине. Девушке, если точнее.
- Хэй, - окликнул Саймон, делая медленные шаги по направлению к тому месту, где она стояла, и потихоньку опуская пистолет - он в мгновение ока направит его снова на цель, если понадобится.
Фигура никак не отреагировала, и Кингстон окликнул её снова. Пистолет он держал в опущенной руке, вторая же была свободна.
Незнакомка, наконец, показала своё лицо. И охранник так и замер на месте, увидев, что оно ничего, абсолютно ничего не выражает. От неожиданности он даже свободную руку приподнял, ладонью от себя.
- Только не говори мне, что собираешься прыгнуть, - выдал он, делая ещё один шаг навстречу. Оружие он засунул обратно за пояс и спустя мгновение демонстрировал девушке уже обе свои ладони. - Слушай, давай ты не будешь делать это здесь, ладно?
Вот так соберёшься отдохнуть на любимой крыше - и от тебя уже зависит чья-то жизнь..

+1

4

До рассвета оставалось совсем недолго. Уже горизонт заметно серел в том месте, где должно было взойти солнце. По небу пролетела проснувшаяся птица. В некоторых окнах зажегся свет. Город постепенно просыпался.
Девушка сама не знала почему ей так хотелось увидеть светило, может подсознательно, она его воспринимала, как давно любимый символ своей родины, от которой все эти годы она была оторвана и очень скучала. А может это было для нее словно начало нового, другого, лучшего, пусть даже физически она расстанется с земной жизнью, только бы не осталось все как есть сейчас. От существующей действительности и того расклада что был теперь ее ничего не устраивало, как и предыдущие три года. Это болезненное состояние ее очень угнетало и не давало нормально дышать, не то чтобы жить. Только раньше она думала, что справится со всем, переживет, стерпит, но, ничего не вышло. В какой-то момент что-то сломалось внутри девушки и все надежды разрушились.
С каждой минутой напряжение внутри азиатки возрастало. Сердце ускорялось с каждым ударом, разгоняя кровь по сосудам и от этого возрастал шум в голове. Дыхание сбивалось и Эми бросало в дрожь, которая неприятными мурашками осыпала тело. Ожидание сводило с ума. Она напряглась, как натянутая струна и лишь желание солнечного света все еще сдерживало ее не шагнуть с крыши.
- Хэй, - где-то далеко, как из другого мира донесся до ее сознания чей-то голос.
Эми сначала совсем не придала этому значения. Кто ее мог здесь окликнуть? Кому какое дело до нее и того что она делает? Но снова что-то хрустнуло в стороне и Эми повернула по инерции голову, увидев перед собой затемненный силуэт. В глаза светил свет от одинокой лампы, что была прикреплена у входа на крышу.
- Только не говори мне, что собираешься прыгнуть, - темная фигура сделала еще один шаг навстречу. - Слушай, давай ты не будешь делать это здесь, ладно?
Эми молча отвернулась, словно никого поблизости все так же не было и снова взглянула на горизонт. Он был ярко розово-красным и уже показался кусочек горящего солнца. Девушка облегченно выдохнула.
- Наконец! Еще совсем немного и я буду дома. С близким мне людьми. Весь это ужас останется позади меня. - Тихо, почти шепотом произнесла азиатка. Она измученно чуть улыбнулась.

Отредактировано Emi Hunt (12.12.2016 21:03:37)

+1

5

Саймон понятия не имел, как нужно вести себя с теми, кто уже не хочет жить. Здесь нельзя было ни слишком сильно медлить, ни наоборот: ведь если действовать слишком быстро, то человек, стоящий на краю, испугается, оступится - или же из чистого упрямства шагнёт за этот край, чтобы оказавшийся рядом человек не успел ничего сделать; если же переборщить с осторожностью - опять же можно попросту не успеть.
Однако сейчас лучше медленно, чем быстро - решил Саймон, делая ещё один шаг в сторону девушки. Кажется, она что-то говорила, но говорила слишком тихо, и охранник не мог разобрать слов. Небо на востоке тем временем становилось всё светлее, одновременно меняя цвет, и на горизонте уже показался край солнечного диска. Наступало утро, наступало неумолимо и независимо от всего, что происходило на земле и на высоте нескольких десятков метров над ней, на крыше высотного здания.
- Послушай, - продолжал говорить Кингстон, не прекращая медленно приближаться к стоящей на краю незнакомки и по-прежнему держа руки перед собой. - Не надо этого делать, о'кей?
Не то чтобы Саймон пёкся о сохранности жизней всех и каждого. Но сейчас он делал то, что делал, по крайней мере по трём причинам. Во-первых, в случае его бездействия эта девушка шагнёт за край и умрёт, и эта смерть так или иначе ляжет на совесть Саймона - а никому не хочется нести за плечами такой груз ответственности. Во-вторых, он - охранник периметра, а значит - отвечает за жизни и за безопасность тех, кто внутри этого периметра находится. В-третьих же.. Как ни крути, не очень приятно будет отдыхать на той крыше, с которой кто-то сбросился.
- Не надо этого делать, - повторил Кингстон, уже пройдя половину расстояния до незнакомки. Но никакой реакции снова не последовало. А потом он увидел, как девушка делает непоправимое - делает шаг вперёд, в бездну.
- Нет! - Он не выкрикивает - слово звучит лишь немного громче, чем предыдущие. Всё потому, что все силы Саймон бросает на действие. Сорвавшись с места, он подбегает к краю и, ухватившись за одежду девушки, тянет её на себя.
- Держись! - Он надеется успеть вытащить её на твёрдую поверхность до того, как её ноги окончательно соскользнут с края - иначе она может не только упасть сама, но теперь ещё и утянуть за собой его.

+1

6

Казалось, время остановилось. Больше не существовало ни прошлого, ни настоящего, ни будущего, только свет, неизбежно разгорающийся на горизонте. Светило уже наполовину нависло над землей позолотив верхушки зданий, деревьев и хрупкую фигуру стоящую на краю.
Эми не думала больше, не боялась, не переживала, не мечтала, ей не было за что держаться в этом безумном мире чтобы продолжать жить. Она все отпустила и отдалась увлекаемому ее чувству предвкушения полной свободы. Невыносимое напряжение внутри японки вдруг исчезло и тело ощутило невесомую легкость, а та боль, что все это время мучила ее и сидела острой занозой в ее душе, испарилась. В этот миг она оторвала одну ступню от плоскости крыши и направила ее вперед, ощущая необъяснимую радость...
Ослепленная солнечным светом и глухая ко всему, что в этот момент происходило рядом с ней, Эми не сразу поняла что произошло, когда ее с силой дернули за одежду в противоположную сторону от ее цели. Резкий толчок, что заставил ее развернуться на сто восемьдесят градусов, когда еще вторая нога оставалась на твердой поверхности крыши, изменил направление ее падения и девушка упала в противоположную сторону.
Это были считанные секунды, когда еще не успеваешь хоть что-то понять и осмыслить. Толчок, короткое  падение, удар. Что-то сбивая на своем пути, девушка инстинктивно хватает замерзшими и непослушными пальцами. С этим препятствием и приземляется на твердую поверхность, упав наполовину плечом наполовину спиной. Ощутив ноющую боль в теле, которая дает ей понять, что ничего не вышло, Эми как будто бы выныривает из глубокого сна или водоема, что до сих пор окружал ее плотной оболочкой. Девушка моргает несколько раз подряд, делая попытку рассмотреть хоть что-то впереди себя, но ей это не так быстро удается, как хотелось бы.
Со временем все же вырисовываются очертания, а затем и более четкие черты мужского лица, которое находится напротив нее. Широко открытые глаза с непонятным для нее в тот момент выражением пристально смотрят ей в лицо.
- Зачем?.. - Полушепотом, выдавливает из себя Эми и с трудом делает глоток воздуха, наполняя свои легкие жизнью. Все это время она не дышала, как делают пловцы перед тем, как ныряют в воду. - Кто ты такой, что решаешь за меня? - На глаза наворачиваются слезы разочарования и необъяснимой тоски, когда она понимает, что все прервалось так и не начавшись. Она все еще здесь, до сих пор в этом мире. Осталось все, как и прежде.

Отредактировано Emi Hunt (03.01.2017 19:50:20)

+1

7

Ещё одно усилие, два шага назад - и ему это удалось. Удалось вытянуть обратно ту, которая была уже одной ногой над пропастью - а значит, практически одной ногой в могиле. Спасённая тут же вцепилась в его одежду замёрзшими руками и, потеряв (точнее, не успев обрести) равновесие, упала вместе с ним на холодную, заснеженную, но твёрдую и надёжную поверхность крыши. Саймон при этом слегка ударился лопатками, но это было терпимое ощущение - особенно по сравнению с тем, какую боль испытала бы эта девушка перед смертью, упав вниз с высоты этого здания.
Вот только незнакомка, кажется, была совсем не рада своему спасению. Когда Кингстон, повернувшись на бок, встретил её взгляд своим, её лицо выражало бесконечную печаль, тоску, разочарование - всё, что угодно, но только не радость.
Увидев это, снайпер понял, что вытащить человека обратно на крышу, с которой он был готов прыгнуть - это лишь малая часть дела.
Её голос был полон грусти. Её слова были способны поставить в тупик. Действительно, кто он такой, чтобы решать, кому жить, а кому умереть, кому упасть с крыши, а кого следует остановить и вытащить?
Но с другой стороны, если подумать, Саймон ничего и не решил. Решила девушка, а он оказался против. И попросту выполнил свой долг охранника периметра, предполагавший обеспечение безопасности - а смерть никак не вяжется с безопасностью, верно? К тому же, он лишь дал девушке возможность пожить ещё и посмотреть, что будет; никакого выбора с его стороны здесь не было, ведь он поступил бы так независимо от того, кого увидел бы на краю этой крыши. И любой другой крыши, в общем-то.
- Я - Саймон, - с серьёзным видом ответил он на последний вопрос. - Охранник здешнего периметра. Решать за других - моя обязанность.
Ведь если взглянуть под этим углом, то всё так и есть: от охраны периметра во многом зависит, проберётся ли чужак с недружелюбными намерениями на территорию Риверсайда или нет. Каждый день эти люди обеспечивают безопасность жителей города и, по сути, решают, будут ли они спокойно спать по ночам или же будут вздрагивать от любого шороха, зная, что рядом вновь поселилась опасность. Решают, конечно же, в сторону первого - и делают для этого всё возможное.
- И потом, закат с этой крыши смотрится ничуть не хуже рассвета, - продолжил Кингстон, приподнимаясь. - Обидно будет умереть, не увидев. - Встав на ноги, он протянул девушке руку, а стоило ей подняться - в ту же секунду, не давая ей опомниться, притянул к себе и заключил в объятия, не говоря ни слова и надеясь, что это хоть немного, но сработает.

+1

8

- Я - Саймон, - с серьезным видом отвечает на ее вопрос человек напротив. - Охранник здешнего периметра. Решать за других - моя обязанность.
Эми молчала смотрит в его глаза. Ощущая в себе внутреннюю пустоту, черную бездонную дыру, как в космосе, что вытягивает из нее все жизненные силы. Это не просто чувство разочарования и сожаления, а нечто большее с чем она не может больше справиться. До сих пор сохраняя уверенность, что то чего она желала минуту назад было лучшее, что могло произойти с ее теперешней жизнью.
- И потом, закат с этой крыши смотрится ничуть не хуже рассвета, - продолжает мужчина, приподнимаясь. - Обидно будет умереть, не увидев. - Встав на ноги, он протягивает девушке руку, а стоит ей подняться - в ту же секунду, не давая ей опомниться, притягивает к себе и заключает в объятия, не говоря ни слова.
Сначала она не понимает зачем он это сделал. Даже не успевает как-то отреагировать на это действие, только застывает на месте, произвольно уперевшись ладонями в его грудь. Так проходит минута, затем другая, Эми пробует отстраниться, но ее попытка присекается и она чувствует, что объятия сильнее сжимаются вокруг нее, образовывая крепкий неразрывный круг.
- Почему? - оказавшись притиснутой очень близко к незнакомому человеку, отчего шепчет теперь возле его уха, - Я так устала…
С шумом втягивая ртом воздух, как если бы он был последним, девушка закрывает глаза избавляясь от назойливых капелек слез, что застилают ее взгляд. Они скатываются по щекам образуя мокрые дорожки превращаясь в конце пути в маленькие кристаллики, что бесшумно падают вниз. Она бы хотела расплакаться, но даже на это у нее не осталось сил.
- Закат? - ее бледное лицо посещает подобие измученной улыбки, - тот закат, о котором ты говоришь, совсем ничтожное зрелище по сравнению с той темнотой, что у меня внутри. Посмотри на меня. Что ты видишь? Ты видишь лишь оболочку в которой нет смысла. Я выгорела, как сухое дерево. - Ее голос вздрагивает, то появляется повышенными нотками, то исчезает, вновь переходя на шепот. - Как жить дальше? Что хорошего может вырасти из пепла? Ты смог бы так жить? - Ее пальцы вновь сжимаются сминая ткань его одежды. - Не лучше ли прекратить это все? - Девушка не лелеет надежды, что ее понимают. Она лишь говорить так потому, что молчать больше не может. - У меня нет выхода. Нет сил. Нет смысла.
Внутри Эми клубиться комок разных чувств, как в центре огромной безжизненной пустыни: днем - это невыносимый зной, что высушивает и убивает, а ночью - немыслимый холод, что своим дыханием вымораживает и обездвиживает все живое, беспощадно теребя остатки ее разорванной души.

+1


Вы здесь » Blackout: No Exit » личные эпизоды » 12.12.18 | Давай только не здесь, ладно?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC