Никто не поверил бы, разве что безумец, что за всем происходящим на Земле внимательно следят существа более развитые, чем человек; что в то время, как люди занимались своими делами, их исследовали и изучали, готовили план захвата прекрасной планеты Земля.
Тьма рассеялась, и вместо голубого неба над собой люди увидели космические корабли. Корабли, что пришли отнюдь не с миром. [читать далее...]
ИГРА: постапокалипсис, космос, вторжение, 2020
Внимание!, Всем [!] необходимо ознакомиться с новой сюжетной веткой проекта! С помощью вашей пополняться будет f.a.q, потому все вопросы желательнее задавать в «общей теме»
Обновления форума будут пополняться, внимательно следите за новостями. Новые квесты будут запущены после переклички.
«Морской бой»
William Haynes
[смена очередности]

«Пропавшие»
Nicholas Emerson
[до 18.03]

«Убей всех»
Jeremy Nox/Madison Clarke
[до 18.03]
Вверх страницы
Вниз страницы

Blackout: No Exit

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blackout: No Exit » личные эпизоды » past: ink


past: ink

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

.. .. .. .. .. .. ..   .. .. .. .. .. .. ..
http://funkyimg.com/i/Wrej.gif
INK
♫ My Darkest Days – Rolling Stoned
.. .. .. .. .. .. .. .. .. ..   .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..

William Haynes & Remy Redfield

США, Хэмптон.
28 октября 2017

«. . . here's an invitation to come with me
the destination's gonna set us free
find the place where we both belong
when the world awakes we'll be as good as gone . . .
»

+6

2

Не то чтобы Уилл плохо ориентировался по карте, но что-то ему подсказывало, что это был совсем не тот поворот. Либо они проехали мимо, либо вовсе не доехали, но он упорно продолжал делать вид, что ситуация под контролем, а Рэми, не зная местных дорог, впрочем, как и Уильям, совсем не беспокоилась о том, каким образом они доберутся до пункта назначения. Ведь это - не её забота.

Он и понятия не имел, зачем ей в Хэмптон, но на её "очень надо" мужчина отреагировал однозначно, раз надо, так надо. Сидеть в лагере им обоим было не по душе, а полезными они могли стать только так - поехать дальше и узнать больше. Хоть у него и появилась семья, но стать её частью так сразу оказалось очень сложно, ведь он совсем недавно потерял всё в своей жизни, и маленький огонек надежды сейчас ничего не решит. Ему нужно немного времени, но осознание того, что новый день может стать последним, нарушало привычное мышление и уклад жизни. 
Уилл думал о том, что Рэдфилд снова может поступить с ним так: просто сбежать и потом ни слова не сказать. Словно все-то время.. его просто не было. На этот раз не она хвостиком увязалась за ним, он сознательно взял на себя ответственность, а значит, рыжая весь путь будет ныть о строгости и серьезности по отношению к её нежной персоне. Хэйнс изо всех сил старался не отвечать на её "незаметные" провокации, боясь потерять голову. Трезвый ум - залог их успешного выживания. Как добавляет рыжая, "скучного" выживания. Но Уилл с облегчением выдыхает, когда они пережили очередную ночь и очередной день. У него быстро получилось стать частью нового мира, словно он был здесь изначально - среди развалин, пожаров, неудобных и холодных подвалов и пыльных чердаков. Находил безопасные места. Они встретили на пути своем несколько небольших групп людей, достаточно хороших, чтобы парочка не угодила в западню или неприятности. Апокалипсис был всюду: где-то лучше, где-то хуже. Все уже привыкли, но не они. Уилл и Рэм словно пытались убежать куда-то, и это было видно всем, кроме них самих. Люди за год уже смирились и не пытались залечить раны. А Хэйнсу и Рэдфилд срочно нужна была реанимация. Перезагрузка. Исправление неполадок в системе.

Им нужно было свернуть еще раз, но на карте не было этой дороги. Вероятно, там должен быть дом или хотя бы место, где они могли бы остановиться на ночь,  день или два, отдохнув от передвижений. Как уж повезет, надеяться особо не на что, но попытать судьбу определенно стоило. Рыжая напевала песни, немного неразборчиво, уткнувшись в его спину, совсем не разглядывая одинаковые красоты вокруг. Но смену асфальтированной дороги на обычную она почувствовала моментально, отомстив громкими словами в ухо на секунду оглушив своего спутника.  Через полчаса у них закончился бензин, а заправок и брошенных машин и близко не наблюдалось. Своё транспортное средство надежно запрятали, Уилл забрал их сумку. Разговора у них не получалось и после очередной попытки, они снова шли молча, то в нескольких метрах друг от друга, то непривычно близко, нарушая личное пространство. Он шел быстрее и меньше уставал, а вот Рэдфилд... Проще её было закинуть на второе плечо, чем слушать мольбы и капризы о привале.
-Тебе нужно заняться собой... выдержкой, дыханием,  - она была невыносима ровно настолько же, насколько и он. Между ними что-то было, невидимое, но уже ощутимое, то, из-за чего им хотелось спорить друг с другом, ругаться, цеплять и делать все на зло другому. Уилл, сам по себе спокойный человек, которого сложно вывести, а рыжая что и делала все эти дни, так предпринимала попытки. Игнорировать их было бы жестоко с его стороны. Рэми остановилась и Уиллу пришлось чуть вернуться к ней. Он молча поднял её.  Она казалась такой маленькой и хрупкой в его сильных руках. Девушка оказалась непривычно высоко от земли, её живот был на уровне его лица, её футболка случайно задралась. Руки Хэйнса были заняты, но он совсем не растерялся: мужчина опустил её футболку губами, задержавшись на несколько секунд взглядом на её ремне. И продолжил путь.  Рэдфилд не знала, то ли радоваться моменту, то ли отбиваться (так, для виду, приличная женщина как-никак).
Очень скоро дорога закончилась и путешественники уперлись в огромные ворота. Уилл толкнул и, к счастью, они работали от электричества, которого здесь вроде как не наблюдалось.  Сразу за воротами Уильям опустил принцессу на землю. Они словно попали в параллельную вселенную, в рай, о котором мечтают все люди на земле. Здесь не было развалин, не было бардака. Просто странная красота, наполненная тишиной. В ста метрах от них виднелся огромный дом, который они не замечали раньше из-за высоких деревьев. А ещё дальше  - берег, о который бились океанские волны. Местечко было прекрасным, а может от этого настолько скрытым от чужих глаз. Здесь наверняка отдыхают богачи, позволяющие себе снимать номер в отеле за пятьдесят тысяч долларов, к коим не относились ни рыжая, ни пилот. Их раздирало любопытство, как жили люди "высшего класса". - Наверняка, он полон разлагающихся тел, - он непроизвольно сморщил нос. Они дошли до дома. Признаков жизни здесь совсем не наблюдалось.
Они обошли по каменной дорожке часть дома, и тут перед ними оказалась посадочная площадка, да и вовсе не пустая. Уилл  подошел к вертолету, не замечая больше ничего вокруг. Эта маленькая птичка - самое удивительное и прекрасное, что они могут здесь найти. Он прослушал замечание Рэми, реагируя только на её голос. Уилл залез во внутрь. Если бы вертолет оказался рабочим - это было бы настоящим чудом, но чудес в этом мире не бывает.  - Мы определенно должны здесь остаться. Он уже мысленно разбирал его по деталям в поисках неполадок. Большому мальчику досталась большая игрушка, а вот Рэми совсем не разделяет его радости. -Пошли, осмотрим дом, может и тебе что-нибудь достанется.

+3

3

Девушка отчаянно добивалась привала, бесстыдно капризничая и выискивая нелепые предлоги остановиться. Она испробовала множество вариантов, начиная с внезапных порывов все же постоять повосхищаться запущенной природой и заканчивая инсценированием обмороков, а всё бестолку. Было обидно, зря только запачкала куртку да и здорово отстала от Хэйнса. А он излишне разошелся и пер без устали в известность, в прямом смысле судя по их затянувшемуся путешествию.
- Мне нужна новая пара удобных кроссовок. А тебе лишь бы подвергнуть меня физическим пыткам, которые ты так облагораживаешь, называя их "тренировками". Безжалостный садист! Ни капли жалости в тебе нет!
   Раз театральные уловки не сработали, пришлось ей играюче плюхнуться на бампер чьей-то разгромленной в аварии машины, тем самым выказав протест на продолжение их странствия. Рэдфилд уставшей бы себя с натяжкой назвала, всего-то ей нужно было утащить карту у Хэйнса, проверить все же, как сильно они сбились с намеченного маршрута и подкорректировать оный. Однако вместо желаемого девушка добилась куда большего, неожиданно приятного способа путешествовать особо не напрягаясь. По правде, кто откажется посидеть на руках у Хэйнса, на халяву прокатиться? Рэдфилд не отказывалась, как могла то. Хотя наверняка стоило поворчать на тему приставаний, ибо кои-чьи богатырские рученьки слишком близко оказались к ее драгоценной части тела. И тем более она же соскальзывала вниз. Коль решит отшлепать за комментарии, то у нее не будет и малого шанса избежать наказания. "Исхитрился, гад. Чего только не придумает, чтоб я помолчала! Черт.. Ему ни капельки не тяжело чтоль? Какой же он сильный.." Несмотря на то, что ранее за ее спутником не были замечены злые шуточки, однако вдруг не с той ноги сегодня встал и решит скинуть ее куда-нибудь подальше. Намеренно легко согласился проехаться с ней, завел подальше от лагеря неспроста, поодаль от глаз чужих. А может случайно оступится и уронит. Мало ли причин шмякнуть ее на твердую поверхность. Самой порой так и хочется себя проучить, да пожестче. "Не, Хэйнс меня не уронит. Или успеет поймать. Если только.." Если только никто не будет целиться ему в спину, а потому девушка довольно спокойно повела себя, сделав самый верный вывод. Уж как вышло устроилась поудобнее, намертво вцепившись в свою драгоценную небольшую сумку и наконец обратила внимание на окружающие пейзажи, высматривая наличие враждебно настроенных местных обитателей. Неспокойные времена нынче пришли с этой Тьмой, даже на руках девушку не поносить без опаски.

   Рэм во всем непривычно замедлилась и даже языком не молола, делая нелегкий выбор. Она топталась на дорожке и наблюдала за реакцией Хэйнса. Один из фактов, рыжая редко когда сомневается в своих действиях, не любит загадывать для себя противоположных вариантов. Обычно неизбежно подобные ситуации идут в противовес её внутреннему, наверняка неискоренимому, эгоизму. Как и случилось сейчас, от чего она притормозила со своей неугомонной импульсивностью и стояла без дела. Ведь перед ними стояла малость пустяковая для неё, а вот Уиллу это что-то гораздо более глубоко личное. Девушка могла подойти поближе и испортить ему момент, его шанс воссоединения с небом. Неосторожным движением случайным ещё развалить драгоценную ему вертушку ведь в её силах вполне. Или же она может постоять, поворчать глупости тихонько через пару минут, не отвлекая да никуда не влипая. Закончив взвешивания все за и против, Рэдфилд рьяно ковыряется в сумке, чтобы найти фотоаппарат, пока не поздно. Все уже решено, и конечно ей не стоит тревожить Уилла хоть пару секунд, зря что ль они добрались до этого местечка. И к тому же когда закончится это странствие, Рэм обязательно наверстает своё. Уточнить, пожалуй, стоит, что по сути это было сверх странным случаем, ведь она определилась не в угоду себе, но себя уверяла в обратно. Может оправданием себя же и обманывает, хитро усмехаясь и поглядывая на мужчину. Все равно это была победа, самое настоящее торжество для Рэдфилд. Она немало времени донимала пилота, отыгрывая роль бунтующего подростка, не добровольно удочеренного Хэйнсом. Устраивала не самые приятные сюрпризы, да вообще отрывалась как могла. А теперь решилась на что-то особенное, сама себе отчета не отдавая для чего. Спонтанный план, который еще мог не сработать, ежели мужчина решил бы найти более приятную компанию. На практике не сорванный, однако подкорректированный новыми обстоятельствами план то сработал.Сейчас уже можно праздновать, нелепо подтанцовывать на месте и увековечивать на память этот момент. Наконец все сошлось, как ей того хотелось.
   Так как мужчина полностью отдался своей игрушке и перестал проявлять вообще никакую реакцию на нее и ее комментарии, тут хоть голой бегай и во всех вселенских бедах сознавайся - он и не заметит ничегошеньки. "Ну-ка, непроницаемый эмоциями Хэйнс, улыбнись в камеру!" - щелчок и фотокарточка у нее в руках проявляется. Плюс одна в коллекцию истории Уильяма Хэйнса. Когда появилось изображение, Рэми заулыбалась, не каждый же день можно успеть таки отхватить снимок подобный. У нее вообще не получалось уловить момент. На нем у Хэйнса была улыбка, сразу было видно, какое чудо отыскал себе мужчина. Он заслужил и такую нерабочую металлическую радость. А чего ей то не перепало и пожамканого мячика? Пора трубить о несправедливости быть может.
- Повздыхал на свою прелесть, и хватит! -  невмоготу молчать было ей, так что девушку подойдя к мужчине и его вновь обретенной одержимости, всучила Уиллу свеженькую фотографию. - Вот-вот! Я тоже хочу свою порцию безвозмездного счастья да поскорее!
   Рэдфилд почти бегом рванула от площадки, конечно, кому как не ей было любопытно поскорее исследовать новую территорию да поживиться ценными находками. Что-то должно ей понравится в этой то обители миллионеров. Завалявшаяся бутылка чего покрепче была бы и то в самый раз для начала, скрасит деньки около работяги пилота. Она заглядывала в окна, прикрывая ладонью блики от солнца. Не удосужившись и повернуться, а зачем собственно, если он всё торчит у своего вертолетика, Рэм громко окрикнула своего спутника нерадивого. Коль слушаться не станет, ее капризы не исполнит, то сам позднее на себя пусть пинает. Изводить при необходимости своей рыжая может без перерывов, все равно делать нечего особо. Плюс, Клэр будет на ее стороне, вместе подтрунивать над Хэйнсом веселее куда.
- Шевелись, еще успеешь пообниматься с этой железкой, так уж и быть ради тебя я изволю остаться здесь на несколько деньков. Хотя.. Останусь, если только найдешь мне альтернативу твоей игрушки. А нет, то едем обратно!
   Ему и правда стоило поторопиться, ведь девушка как всегда первой схватилась за ручки дверей, намереваясь отворить их. Безопасность, может их кто-то поджидал внутри? Вылетало из рыжей головушки как-то.

   Что странно, её не передернуло от ароматов разложения, обычно вынуждающих уж в который раз поклянчить у Хэйнса противогаз. Входя теперь в любое здание необходимо хотя бы платок на нос натянуть, новообретенная привычка, в самый раз для преобразившегося мира, заваленного порой медленно разжижаемыми трупами. Одна из малоприятных перемен, которая не очень то устраивала рыжую, представлявшую апокалипсис не таким омерзительным для своего обоняния. А вот те на, в холле не было ни одного тела. Ни вони, довольно чистенько в этом плане, будто кто-то успел все зачистить специально до их прихода. Разбитые стекла и брошенные кое-как вещи остались на своих местах, но это мелочи.
- Гостеприимно...
   Рэми бы не была Рэми, если бы не учудила чего-то. К примеру не удрала бы в лабиринт комнат этого элитного клуба богатиков, ни слова не сказав и не оглянувшись назад. Просто стояла рядом, тормошила ногой чем-то звякающий чемодан, а после только огонь волос её мелькнул где-то в просвете коридора. Столь нелюбимая Уиллом ее привычка, в прошлый раз закончившаяся исчезновением рыжей на недельку другую. Кажется, девушка никогда не начнет всерьез воспринимать этот мир. Так без безответственно будет относится ко всему, пока не схлопочет по шее основательно.
   Тихо было наверху до того, как послышался громкий хлопок и топот, силуэт девушки обрисовался в пролете. Небеспричинно в считанные секунды она скатилась с лестницы и рванула к Уиллу, ошарашенно оглядываясь назад. Ничего не говоря, по её состоянию да скорости и так было все видно, девушка заталкивает его в первую попавшуюся комнату и захлопывает дверь. Рыжая прислоняется ухом к ней и внимательно вслушивается, прислонив палец к губам, дабы Уилл молчал. Они были рядом, пробежали вперед, но вот-вот вынюхают их. Для надежности ей захотелось как в кино забаррикадировать дверь шкафом и прочей мебелью. Она попятилась в центр комнаты, оттягивая Уилла за собою и нервно подергивая за карман куртки.
- Наверху.. Они ели.. - девушка замялась, концентрируясь на образах в комнате наверху. Багровая кровь, растекшаяся по полу и капли ее на шерсти собак, не разложившиеся части тела, отдающие свежестью. До того момента Рэми любила собачек, но теперь стоит задуматься.  - Ели не годовалый труп, а свежатинку...
   Она нашла им свору одуревших от голода хвостатых проблем, а Уиллу выкручиваться. Ну всё собственно как обычно. Мужчине не стоит жаловаться ещё, рыжая бы могла привести за собою шайку монстров или одержимых голодом по плоти сородичей одичавших. Но на всякий случай Рэдфилд вопросительно приподняла брови, выговора ожидая. Лишь потом обратила внимание, что испачкала Уилла кровью. Благо не своей. И где она вляпалась?

Отредактировано Remy Redfield (11.05.2015 16:16:47)

+3

4

Уилл легко поддался пролетевшему навстречу урагану. Так быстро Реми давно не бегала, поэтому всё, что он успел сделать - удивиться и порадоваться за девушку. Однако что-то её должно было напугать, ведь порывов страсти он от неё никак не мог ожидать. Хоть и в жестах её было что-то странное.
И что-то заскоблилось под дверью, злобно поскулило и залаяло. Собаки. Злые и голодные. И если люди все еще ели избирательно, то домашние питомцы уже давно перестали быть домашними. Им приходилось также бороться за жизнь, выживать и добывать пищу. Наверняка большая часть давно заражена бешенством или еще набором каких неведомых ныне болезней. На Рэм была чужая кровь. -Цела? - на всякий случай спросил он. Хэйнс достал пистолет. Реми резко схватила его за руку. - Если мы хотим остаться здесь ненадолго, то должны быть уверены в безопасности этого места.
Жалость хоть и к лицу Рэми, но совсем не к месту. Если ей будет угодно, они даже могут предать тела земле. Он приоткрыл дверь и в ту же секунду раздались выстрелы. Уилл хоть и не признавал, но постепенно в нём что-то происходило: менялось. Раньше его поступок ему самому показался дикостью. Но сейчас, он постоянно находился в тисках нового мира, где нужно соответствовать и быть жестче. Он перешагнул через тела грязных и окровавленных животных. Видимо, ей не стоит изменять своим принципам и входить первой.
Уилл поднялся наверх. Рэми застряла ненадолго в дверях, жалея бедных животных. И пока она не пересилит себя, ему не стоит её ожидать так скоро. Уилл осмотрел одну комнату за другой.  Больше никакой опасности. Ни голодных монстров, ни людей, ни собак. Комната и правда не была пригодна дл обитания и им придется её запереть, предварительно облив тело если не духами, то еще какой химией. этот бедолга умер почти два дня назад, но холод в комнате не дал телу начать так скоро разлагаться, привлекая на охлажденное мясцо новоявленных хищников. Не смотря на обгрызанность и не собранность тела в конкретной части комнаты, Хэйнсу удалось определить причину смерти. Тотальное одиночество и бессилие перед жизнью. Неспособность двигаться дальше. Кризис бытия. Голоса Тьмы. Пару бутылок дорогущего алкоголя и револьвер с двумя пулями. Самоубийство.
-Как можно было дойти до столь крутого места и нарочно отбросить коньки? - Уилл слышал, как любопытная уже топталась за спиной. Из-под стола послышались странные звуки: писк, хрип, слабый вой или плач. Он поднял темную скатерть, там в глубине оказался маленький комок шерсти. Только теперь он заметил, что у стола лежало несколько щенков, загрызанных теми же собаками. Одна из тех, что лежала на полу внизу была матерью маленького беззащитного собачонка. Уилл вытащил окровавленный и пыльный комок. -Боже, - улыбка появилась на его лице. - Он целый. - Уилл поднес к Рэми щенка, он был совсем маленький и напуганный. -Если мы его не покормим, он точно тебя сожрет. Уилл с трудом отдал Рэми щенка. Да, стоит ли его оставлять в живых? Приручать и воспитывать? Если его ждет тот же конец, что и его мать? Будет ли ему лучше в этом мире? Или том, где его братья и сестры?
Уилл обыскал комнату на предмет нужных им вещей, ведь больше им сюда не стоит возвращаться. Да и ничего необходимого здесь и не оказалось. Дверь, которую не стоит открывать. 

Пришлось избавиться от тел, наладить воду в душе, и через час у них была горячая вода, хоть и не надолго. Уилл вышел из котельной еще более чумазый, чем был. У них был час до того, как стемнеет и им придется снова прятаться от тумана и монстров. Это больше не было удивительным приключением, ведь превратилось в страшную рутину дней.  -Странно, что никого больше здесь нет. Он еще не знал, что скоро найдет тех, кто остался после выезда остальных. Скелеты в подвале и почти пепел и у гаража, такими становятся люди, очутившись в эпицентре черной массы, которую люди назвали туманом, но имело от обычного тумана слишком много существенных отличий.
Они помыли собаку и даже начали спорить о том, как назвать трусишку и тихоню. Эти качества и людей спасают. Играя в камень -ножницы- бумагу, Хэйнс оказался победителем и первый собрался в душ. Он нашел и большое чистое полотенце, и не простроченный гель для душа.

Он любил стоять под водой и не смотря на ограничение по времени, не лишал себя такого удовольствия. Особенно, раз им предоставилась такая возможность. Несколько дней душа, еды, пляжа, попыток найти проблемы и устранить их в маленькой птичке.
Хэйнс почувствовал тонкую струю холодного воздуха на своей спине. В дверях бесцеремонно стояла рыжая, и так как пятнадцать минут пилота прошло, её не волновало, что он еще голый и намыленный. В её руках была куча разных баночек, которыми любили злоупотреблять женщины. -  Маска от преждевременной старости и скраб от негативной энергии? - он продолжал нагло занимать душ, и по "заявкам" завтра Рэми хочет понежиться в ванной в другом конце дома. - Смотри, сколько здесь места. - он восхитился дизайнерским решением, а прозвучало несколько странно, и он осознав всю абсурдность ситуации и не упустил возможности разрядить голую остановку. - Что стоишь? Залезай. От собственного приглашения присоединиться он еле сдерживал смех, впервые за эти дни было как-то нереально легко.

+3

5

Стоило мужчине скрыться за дверью ванной и включить воду, как рыжая, вооружившись немного разыгравшимся распушенным комочком пока безымянным, на свой же страх и риск разместилась на огромной кровати в местном варианте люкса да полезла рыться в сумках.. пилота. Малыша они то помыли, а покормить как-то забыли. Рэм о чем он напомнил сам, покусав ее пальцы и пару своих же первых фотографий обслюнявив. За последнее получил легонький щелчок по носику. К немалой головной боли щенок хотел не только кушать, у него режутся зубки, как бы это не повлекло потери среди вещей дорогих Рэдфилд. Стоит призадуматься, а надо ли оно ей. Маленькое существо так доверчиво на неё смотрит всё, так искренне ждёт ласки и внимания. Малыш нуждается в неё. Похоже что и ей это надо, пора бы начать оберегать хоть кого-то кроме себя самой. Пусть у него будет миллион болячек, он будет расти еще той катастрофой аки легендарный комедийный Бетховен, но рыжая не отдаст никому щенка ни под каким предлогом. Против женских инстинктов не пойдешь, как никогда обостренных возрастом так вообще. Нужно срочно дать ему имя да попробовать угадать какой он породы, в каком ключе с ним заниматься, чему его учить. Рэдфилд уже верит, что он вырастет блестящей охотничьей собакой.
   Продолжая потрошить сумки, она пощекотала за ушком найденыша и сменила строгий прищур на улыбку. Негодник успел утащить что-то мелкое у Хэйнса. "Ну и ладненько, чем бы дитя не тешилось.. лишь бы не описало одеяло.. " Придется отныне воевать с этим грызликом и всем делиться, что ей ещё остается, раз они теперь стали папочкой и мамочкой этой крохи. Кому именно обреченно вздыхать и делиться любой вещицей в первую очередь? Правильно, не Рэдфилд определенно. Зато ей ещё влетит от Уилла, возможно дважды. Мало того, что она целеустремленно искала одну из ценнейших для пилота банок провианта, так ведь девушка и не особо аккуратничала с чужими пожитками, выуживая все подряд на кровать и разнося по складкам одеяла. Вслух Рэми всё жаловалась на брюзгу Уилла, которому подавай порядок даже в жесткого условиях выживания. Прям какая-то военная дрессировка с ним, а не почти вынужденное совместное сожительство на отдаленно добровольной основе. То ей нельзя, это нельзя, ничего нельзя, всё неверно. Рэдфилд искомое извлекла наконец из сумки, теперь оценила масштаб люлей неизбежных, кои получит через полчасика так точно. Она медленно надула щеки и громко выдохнула, чуть брезгливо отбирая у мелкого обслюнявленный складной нож Хэйнса, который им как раз понадобиться сейчас.
- Ойпс! Если что.. это ты так кушать хотел. Ты маленький и миленький, умеешь строить невинные глазки. Тебе особо не достанется. Надеюсь.. и мне..
   Какая разница, что она тут устроила небольшую разруху в своём фирменно стиле. Безусловно в клубе они остаются на ночь. А на утро мужчина решит, стоит ли разбираться и приводить в порядок летающую игрушку его, так что это такой способ обстроиться поуютнее у рыжей, обжить территорию. Ну не будет она идеальной хозяюшкой в ближайшие пару годков, разве это особо важно в этой жизни. Девушка взяла щенка и пошла искать ему миску. Если Хэйнс выскочит из душа прямо сейчас, то обнаружит живописную картину. У любого сложится ощущение, будто грабители какие решили перевернуть их вещи и разбросали подушки, утащили куда-то и рыжую с щенком. И вот нечего было пилоту первому топать в душ, мог бы уступить девушке. Тогда бы сам успел первым разложиться как ему хочется. Было бы ему счастье..

   Покормив и упрятав его пузатейшество дремать средь гор мелких подушек, Рэм наконец обратила внимание на время. Кое-кто нарушал своё же собственное распоряжение, не дело это. Очень хотелось пойти и внезапно отключить негодяю воду, да только она же не знала как провернуть сей план. Накрутит да навертит чего, а самой негде будет плескаться в результате. Придется нарушить покой Хэйнса без излишества, то есть испинать или исколотить дверь до победного. Рыжая даже нагрузилась кропотливо собранными в паре соседних ванн да неукоснительно нужными ей причиндалами для водных процедур, чтоб у Уилла не было и шанса ее не пустить с таким еле подъемным грузом. Он должен был вот-вот узнать, какие тяжеленные мочалки она нашла в закромах этого домика. И тут рыжую ждал облом, по неизвестной причине Хэйнс решил не запираться. Такое нытье и угрозы обломал. "Это приглашение? Не закрыл дверь - сам захотел показаться мне во всей красе. А может уже закончил плескаться, потому и открыл." - предположив все же последнее, она беззаботно пожала плечами да шагнула в комнату. Можно было по-честному сначала постучаться, не так пялится или устроить момент смущения хоть какого, на худой конец попросту закрыть глаза и скрыться за дверью поспешно, но кажется все эти приёмы они уже обыгрывали слишком много раз. Им давно пора было смириться с военно-общажным стилем жизни, в котором нет особых границ, отсутствует неловкость и какое-либо разделение по половому признаку. Уилл еще и не пытается выставить ее, не гонит прочь. Девушку стали мучить догадки, что пилот втихую без неё опрокинул завалявшуюся бутылку из бара, потому может находиться в столь расслабленно-веселом настрое. У него тут и занавески нет, чтоб прикрыться. "Вот за что я люблю душевые кабинки"
- Маска от преждевременной старости и скраб от негативной энергии?
- Как ты угадал, что я специально для тебя именно такую подборку нашла? У меня еще есть масло для массажа! Умеешь делать? Не беда, научу! - с энтузиазмом воскликнула Рэми и победно потрясла ценным бутыльком. Она старательно, правда старательно, пыталась не поглядывать в сторону мужчины, но последующее приглашение присоединиться стало для неё небывалым потрясением, отнявшим дар речи девушки да принудившим таки кинуть взгляд на явно обезумевшего пилота. Захотелось даже ущипнуть себя, стряхнув это наваждение, что она втихую и сделала. Не подействовало. Вот же горазд он чего отчебучить, похлеще неё. Версия первая не подходит - он не пил, Ульями Хэйнса подметили или у него есть более свободных взглядов брат близнец. Вся инициатива сделать глупость какую исходила обычно от нее, тем более такую провокационно двусмысленную.
   Рэдфилд не верилось в происходящее настолько, что она как-то и не засомневалась, еще секунд десять и он выдворит ее прочь, а значит чего терять время, надо его запугать. И спокойно стала раздеваться, после того, как выгрузила баночки на тумбу. Сегодня у неё день вторжения в личное пространство неприступного да и неподступного Хэйнса, был бы еще фотоаппарат под рукой. Такие кадры бы вышли, залюбуешься, ведь тут было на что посмотреть пусть и со спины. А потом бы ей еще не поверили, сказали бы - "обработка! фотошоп!" "Ну.. Собрала бы компромату хотяб! Может сгонять за фотиком?" Запоздало начала работать в русле привычном ее голова. После такого хитрого взгляда она бы на месте Уилла подстраховалась, определенно бы закуталась в полотенце, для надежности и халат поверху не помешал бы. Однако мужчина все ещё не заострял внимания на рыжей. Оставшись в одном нижнем, Рэм постучала по запотевшему стеклу прямо напротив мужчины. У него последний шанс одуматься, выскочить прежде, чем он окажется внутри клетки с рыжим тигренком.
- Тук-тук, тик-так. На раковине пара бритв и ваши мужские штучки прочие. У тебя меньше дополнительных.. пяти минут на все про все. А то ты царапаешься, знаешь ли, - Да, да, она решила позаботится и о нем взаправду. Не поленилась, все нужное нашла да принесла, ибо нечего было щекотать ей живот тогда на дороге. Так хоть чутка подровняет там себе, где надо. Еще бы поход к парикмахеру не помешал. В принципе, если постараться, быть убедительней, и это она может устроить. Что-то больно было смотреть временами на выживших. Многие мужчины перестали следить за своей растительностью ныне, но одного рыжая убережет от участи превратиться в переходную версию неандертальца из питекантропа. Спрятался за слоями грязи ещё, ну как такому она позволить может быть подле себя. Её герой должен выглядеть на все сто! Рэдфилд повернулась к стеклу спиной и протянула назад полотенце, стараясь сохранить серьезное выражение лица и ровную позу. Решила она, что с Хэйнсом нужно жестче, а то избаловался. С него не станется до утра в душе просидеть.
[float=right]http://funkyimg.com/i/XwG2.gif[/float]Пока Уилла был занят своими иголками перед зеркалом, Рэм заскочила в душ и устроила там продолжение дорожного концерта, в этот раз сопровождая вольную громкую певческую программу Рэм-fm активной подтанцовкой. Если она таки подскользнется, что сейчас особо актуально, то грозит ей парой шишек и отбитой мягкой точкой эта садисткая попытка прогнать Хэйнса за дверь поскорее. Девушек не поймешь, то они вопят о стеснении, то им совершенно плевать на всё. По какому принципу они решают, какую обыграть ситуацию, они ж и сами не могут объяснить. Беззаботное настроение в Рэм сейчас взяло верх над всяким стыдом своего голоска да и тела. А еще с полгода назад им нужно было гораздо больше для счастья, горячая вода это уже просвет яркого солнца средь тьмой заслоненного неба.
- Выметайся уже из ванной, Аполлон. Побрился, так топ-топ к малышу, он там проснулся небось.. А то я вижу.. на что ты любуешься в зеркало!
   И в спину ему кидается мелким мылом. Все равно ей оно не нужно, чего зря попадет, так хоть в дело. Мужчине самое время заценить не её дрыгающийся задохлый скелет в душе, а кавардак, устроенный его опекаемой непутевой мелочью. И завалялось у него еще одно незавершенное дело, оставленное Рэм. Часом ранее рыжая ругалась, пыхтела паровозом, но всё равно приволокла пару чемоданов, набитых дизайнерским барахлом до краёв. Так как переодеваться в старое припасенное хитрюга не захотела, сквозь страдания Уилли предстоит выбрать средь выложенных вариантов, в чем она будет щеголять после душа. Самой Рэдфилд было не определиться - любая девушка бы поняла, как велик соблазн надеть все и сразу.

Отредактировано Remy Redfield (31.05.2015 10:51:20)

+3

6

Хэйнс привел себя в порядок, избавился от бороды и с помощью машинки на батарейках привел и голову свою в порядок. Это было немного странно, словно он прихорашивается или собирается на рейс, или куда хуже, на свидание.  Этих ощущений не было уже вечность, некоторое волнение и небольшая доля разочарования, ведь он уже спланировал, что нужно отрастить бороду и пугать прохожих. Он и правда любовался в зеркало, но не на себя прекрасного, а скорее на отражение Рэдфилд, о котором она не подумала. Или это был её коварный план, ведь она не выгнала его из ванны насовсем. В него прилетело мыло, и отскочило на пол, он не стал поднимать его, ведь это его так сильно задержит на голой территории.  В силу своего хорошего настроения, не загруженного проблемами и даже немного игривого, Уилл, пока Реми, напевая не известную ему песню, нежилась в пене и радовалась горячей воде (действительно горячей и даже не из тазика!), утащил её полотенце, прихватив и легкий шелковый халат. Она уже основательно порылась в здешних шкафах, ему бы тоже стоило устроить рейд по дому и заняться сбором нужных и не очень предметов и вещей.
Уилл натянул джинсы и плюхнулся на огромную двухспальную кровать, что выбрала себе Рэми. И не смотря на то, что здесь было огромное количество комнат и уж тем более спальных мест, им нельзя было разделяться в целях безопасности друг друга. Обычно у них были не такие шикарные условия, как здесь. Оставалось только закрыть окно, чтобы не привлекать внимание ни людей, ни монстров маленьким огоньком. Пес провалился в мягкие подушки, наверное впервые за свою короткую жизнь на этом свете он чувствовал себя в безопасности. Уилл тоже чувствовал это, сегодня опасность пройдет мимо. Хэйнс спустился на кухню, а потом и в бар. Здесь и правда никого не было, кроме того трупа наверху, что забрел сюда так же случайно, как и они.  Запасы были почти не тронуты, здесь было чем поживиться, и что взять с собой. С этим они обязательно разберутся завтра, сегодня им лишь нужно утолить свой голод.
На кухне он нашел многое, а газовая плита вообще казалась ему самым настоящим чудом. Уилл поставил воду под макароны, предвкушая сегодня царский ужин в режиме постапокалисиса. На сковородке разогрел говядину из консервов, и завел что-то похожее на тесто для того, чтобы состряпать лепешки. В новом мире ему всегда не хватало мяса и хлеба, и то и другое было не самым частым рационом. Наличие разных приправ, не открытых в свое время здешним поваром, его тоже очень порадовало. На вкусный запах прибежал не только сонный щенок, но и принцесса вышла из душа, вероятно, только потому, что горячая вода перестала быть такой горячей. Он полил говядину только открытым вином, и даже не заметил, что Рэми снова оказалась в дверях. Она уж было хотела начать возмущаться, но побоялась остаться без ужина. -Уверен, меня еще настигнет твоя месть. - Уилл разлил оставшееся вино по бокалам и протянул один из них Рэми.  Девушка была в одном полотенце, в том, что он оставил на спинке стула, утащив из ванной. И ей повезло, что он был не в комнате. Дистанция все чаще между ними сокращалась, и он постепенно стал воспринимать её ни как бесплатное хрупкое приложение, но и как девушку, не только безумную, но и очень красивую и страстную.  Он знал, что чем больше находится рядом с ней, тем больше чувств испытывает. Нет, это не была любовь, это была самая настоящая яркая палитра, она заставляла его жить, чувствовать не только боль, отчаяние, но и подобие радости. Она заставляла его переживать за неё всей своей душой, заставляла срываться и держать себя в руках. Они были вместе уже чуть больше месяца, почти каждый день начинался с её улыбки или безумной выходки. Уилл влюблялся в нее, но не позволял себе это признать. Он боялся впустить её в крепость, что он строил годами. Она всё разрушит, весь его мир. Она подобна самому страшному крушению.
Уилл помешал макароны. -Ты видела, какой крутой здесь бар?- последний раз он пил, когда она сбежала от него, и слава богу, ей не удалось видеть его в настолько разбитом состоянии. Сейчас им нужно просто расслабиться. Ему это определенно нужно, иначе он начнет сходит с ума.

-Иди сюда, - попросил пилот девушку, и Рэми не без осторожности подошла ближе, ожидая от него подвоха. И он определенно был. Он чуть приподнял её и посадил на высокий стол. Девушка придерживала полотенце, ведь под ним ничего не было, зря она спустилась, не одевшись. Хотя и Уилл отходил от горячего душа и до сих пор был в одних джинсах. Он знал, как Рэдфилд залипает на его тело, впрочем, как и он на неё. И лишний раз смутить девушку было не так уж и плохо. Он смотрел на её губы и хотел узнать, какие еще чувства она сможет пробудить в спящем вулкане. Рэми была в некой растерянности, в её взгляде было что-то дьявольски манящее, затмевающее все его мысли. Единственным желанием было - снять с неё полотенце. Он слышал биение своего сердца и её дыхание. Его губы были так близко, но что-то остановило его. Какой-то вредный таракан в его голове. - Хочешь? - вопрос прозвучал двусмысленно, но очень быстро потерял оттенок пошлости. Уилл насобирал вилкой макарошек и поднес к её ротику. - Думаешь, я должен всю еду пробовать первым? - он осушил свой бокал. - Оденься к ужину, - попросил он, хотя он сказал это так, словно совсем не хотел, чтобы на ней прибавилось одежды. - Не хочешь прогуляться до пляжа? - спросил Уильям, - Со мной. И дорогущей бутылкой из бара. Солнце уже заходило, а на ночные прогулки в новом мире не согласится ни одна нормальная, здравомыслящая женщина, однако, Рэми была удивительным исключением из всех правил.

+3

7

Рэдфилд пришлось капитулировать с кухни, очень и очень поспешно. Потому из ее растерянного лепета мужчина с трудом мог хоть что-то разобрать, кроме как у нее так мало времени и так много ассортимента нарядов наверху. Всё скорые отговорки трусливого побега с поля битвы, она и заранее обмотана была, считайте, в белый флаг поражения. Ох, неровен час о своей внезапно взявшейся и едва контролируемой несдержанности они оба пожалеют, если все пойдет в том же безумном русле. В ней же тоже что-то дало слабинку и тянулось к Уиллу, так что его неудачная мстительная шуточка с макарошками пришлась ей не по душе отчасти. Сейчас на кухне подтвердилось чересчур очевидное и пугающее для рыжей, ведь еще пару минут назад она только и хотела ответить ему умоляюще на любой вопрос "Да, да, да! Здесь и сейчас! Боже, да!". Она встряхнулась. Их столь близкое общение нужно прекращать, разбежаться по углам, забыть и никогда не пытаться повторить. Принцесса вывесила на ручку двери табличку «Не Беспокоить» и на всякий случай закрылась, чтобы мужчина ненароком не вошел в комнату, пока она одевается. Или думает о всяком нехорошем, чем она и была занята.
   Что за фокусы пилот проворачивает, с какого вообще перепугу устроил с ней эти игры на столе. Лучше бы покормил просто, а то ей так захотелось вернутся и огреть его чем-нибудь. "Чего он испортил невинную поездку! Нечестно играет, ой как нечестно ещё с душа! Или парковки.." Рэми давно заверила себя, что такие скучные добряши как Уилл недоступны ей. Для его же блага девушек ей подобных, Хэйнс должен держать от себя как можно дальше. Иначе он, нет, они оба долго будут сожалеть после очередной ее выходки или побега. Такие как Хэйнс готовы отдать всё своим близким или избранникам, идти на полное самопожертвование. Не щадя себя, оберегать. А она чистой воды эгоистка, не знает, не умеет и никогда не пыталась научиться раскрываться людям или заботиться о ком-то, включая себя, даже попробовать. А нет.. она решилась ещё там в Сиднее на что-то отдаленно подобное. Но после этого чертового затмения так и осталась незрелым ребенком, привыкшим и довольствующимся удовлетворением своих и только потребностей. Зачем ей на что-то ещё отвлекаться, но она таки напортачила, а то чего бы тогда это происходило. Ходячая легкомысленная провокация. Давно уже Рэм совершенно не задумывалась, что творит. Куда там, времени то не так и много было, хотелось всего и сразу до того, как её кто-нибудь или что-нибудь окончательно умертвит. С самолета она живет по принципу: хочу - делаю. А первое время Хэйнс так вообще был ей подстраховкой всего-то. С того момента она сама же бездумными шалостями стремительно сближалась с пилотом, намертво прицепилась к нему, изводила, провоцировала и после невинно улыбалась, аки мимо проходила. В ту первую ночь ему нужно было быть осторожнее с выбором спутников. Вот что он теперь будет делать, если завтра найдет её растерзанное тело, после крохотной дольки надежды и этого веселья? Уилл впадет в свою "мёртвую" депрессию скорее всего, окончательно разочаруется в прелестях нового мира и уподобится большей части выживающих. Будет защищать Клэр да своего чудесного племянника, но чисто как запрограммированный. Такого она ему не желает. Что-то поделать с собою ей тоже не очень хочется, она до сих пор многое не попробовала в этом царстве кошмара. Если они чуданут, он определенно запрет Рэдфилд где-то понадежнее и безопаснее, да плакали великие планы её. Как-то долго она не сводит глаз с окна, время то на исходе, и главное - ужин остывает!

   Теперь пора приступить к лучшему способу отвлечься от всего на свете по рецепту Рэми - ныряние с головой в царство юбчонок, платьев да блестящих цацок, ранее стоивших целое состояние, а теперь никому не нужных. Никому кроме рыжей сороки. Каждый обрел что-то своё, кто-то вздыхает по холодной металлической не летающей бандурине, а кто-то с энтузиазмом ворошит шелковые ткани. Как не крути, на поистине райское место они набрели, где всё включено фактически. Конечно, не помешало бы добавить освещения и общего наличия электричества, однако и с этим прожить можно. Больше месяца назад Рэдфилд страшно испугалась, что придется жить в постапокалиптическом мире без привычных удобств, в частности без косметики, ходить с обветренными кровоточащими губами, привлекая монстров, словно голодных акул. Жить без увлажняющего крема или элементарного шампуня, но благо они пропали всего на год. Ещё можно было найти как гигиеническую, так и обычную помаду, если захотеть и рискнуть. С трудом Рэдфилд это удавалось, постепенно она пополняла свои запасы, не подпуская к сокровенному никого. Даже Хэйнс был не в курсе, что за барахло она таскает в сумочке с фотоаппаратом, за посягательства на которую не сносить головы любому. Секретная заначка помогла ей добавить штрихов в образ, но Рэм ничего не могла поделать со своими все еще мокрыми волосами. Завьются как попало без фена да плойки, хоть парик одевай.

   Оказавшись вновь перед заждавшимся мужчиной, Рэми первым делом решила продемонстрировать не полное отсутствие у неё инстинкта самосохранения, выраженного в наличии на бедре кобуры, коль наконец выпал шанс ее к месту надеть. Пусть это больше походило на демонстрацию ее, как девушка их окрестила, обалденных туфель. Или обалденных коленок, одно другому не мешает. В ближайшее время Хэйнсу придется поприсутствовать на ее импровизированном показе мод, возможно он пройдет неподалеку от его жестянки с вертушками. Потому отговорки не подействуют. Рэми хочет увезти с собою одно платье так точно, если он не поможет ей при отборе, то одним чемоданом не отделается. Они нужны ей хотя бы для моднических медитаций. В этих стенах она может наряжаться, а в лагере что? Там ее сочтут за контуженную. Стоя в холле перед зеркалом в полный пост Рэм, в рыжую головку все настойчивее навязывался план по размещению в этом клубе на больший срок, чем пара деньков.
- Если ты сейчас вспомнил еще одну яркую женщину, выкашивающую орды мутировавших тварей в секретном улье, лучше промолчи, - указательным пальцем предостерегает она его, прежде, чем он обвинит ее в плагиате на обитель зла. Она не собирается отнекиваться, что наткнувшись на красное платье на тонких бретельках, ей сразу захотелось примерить на себя образ Элис, идеальнейшим образом вписывающийся в атмосферу вокруг. Однако это не повод начать подколки, оно ведь и правда ей подходило. По реакции Уилла сего не скажешь, молчит. "Где комплименты? Восторженный взгляд, аплодисменты?" Сам сказал ей одеться, оделась же! Надо было наряжаться в джинсы с майкой, упс, не четко уточнил свои пожелания. Хотя будет забавно, если этой ночью им придется убегать да отстреливаться, у Хэйнса будет шанс поворчать на неё немалый. Может даже удастся порвать это ее сокровище для повышения маневренности рыжей. Если сейчас еще заставит пойти одеться поприличнее. "Перестаралась, вот же уууумная!" - мысленно стукнула себя по лбу, но продолжала улыбаться Уиллу, прокручиваясь на месте. Вроде и пытается сделать хоть что-то правильно, но по-видимому на конечный результат это мало влияет. Убегать обратно наверх поздно, только вперед. Напролом.
- Ладно. Еще не начал без меня?
   У неё ног вовремя объявился последний завершающий аксессуар этого вечера - их хвостатый приёмыш. Он то и будет разряжать неловкие моменты между этими непутевыми человечками. Что бы они без него делали. Присев на корточки, девушка погладила щенка и поцеловала в маленький носик, прежде чем взять его на руки и пройти на кухню. От чего-то ей нравилось ощущать себя одной из прежних постояльцев клуба, все же сходилось: идеальное платье, возможно еще не все манеры растерявший, кавалер и маленькая милая собачка. И еще потому сев за стол, девушка ожидала от пилота ухаживаний. Принцесса не может всё самой делать. Раз начал кормить с вилочки, такс изволь и сейчас ей все на блюдце с голубой каемочкой преподнести, подлить еще вина. Для полной победы беспроигрышный аргумент, мол, она нарядилась, а он мужчина. В продолжении веселья Рэм пыталась втянуть Уилла в беззаботную беседу о чем попало, но вроде как о высоком. Воссоздавать время до конёк Рэдфилд.
   Расправились они с ужином довольно быстро, новая не лучшая привычка спешить, благо жевали не на ходу и не очередные осточертевшие консервы. Кроме того их подгонял ранний закат, а обход территории дело обязательное, жизненно необходимое. Сытный ужин не прибавил сил и желания прогуляться в Рэм, сдобренный щедрой дозой вина так вообще пробудил в ней лень. Девушка не могла себе этого позволить, обломать им веселье столь редкое. Предстоит малость побегать и в кроватку до утра завалиться, последнее чем не стимул поскорее покончить с разгулявшимся пилотом. Не стоило мужчину оставлять один на один с баром, даже подпускать к нему. Какой-то в нем сокрытый алкоголик почуял свободу, либо он вот-вот был готов сорваться. А сейчас расслабленно упивается. Но чего она беспокоится, это не её проблемы, пока он ведет себя мирно.
- Отнеси малыша наверх и закрой в комнате, а то мы в темноте еще потеряем его, - женщина не женщина, если не покомандует. И если не играет честно. Рыжая как всегда первой подскочила к двери и бросила пилоту - И.. Хэйнс, последний исполняет желание другого! Нечего быть таким капушей, милый!
   Временами она устраивала эту игру, просто от скуки. И если Уилл не хотел принимать участия, то мог ожидать любой мелкой, но раздражающей пакости. В этот раз скучно ей не было, однако её полотенце было похищено, так кто-то да должен получить за это. Пусть он пострадает томительным ожиданием ее высочества воли. И это еще не все, что она ему уготовила. Откуда у рыжей такое паршивое чувство юмора, что говорить садистское. Выскочив за дверь, она пошла прятаться. Когда-нибудь эти ее штучки доконают сильное сердечко пилота. Залезть в вертушку, не издав ни звука, ничего не задев, чтоб ничего не заскрипело или не отвалилось с громким отзвуком ей назло - вот вам тонкая работа мастера шалостей. Да только ткань платья и ее бок чуть пострадали, просто потому что в такой конструкции просто невозможно что-то делать на скорость, не поранившись об какой-либо острый уголок. Девушка терпела, не могла выругаться по поводу испорченного платья, иначе сия жертвы была бы принесена зря. Она не отзывалась Уиллу. По пути к своему убежищу специально повалила некоторые детали декора снаружи здания, создавая иллюзия толь своего расшалившегося вестибулярного аппарата, толь похищения.
   Прилично выждав пока Хэйнс окажется напротив вертолета, Рэм громко окликнула его, уже начиная победно хихикать. Испугался.
-Эй! Выдохни! - злая-злая Рэдфилд, поседеет он с такой то спутницей в самом расцвете лет своих. Принцесса настороженно выглядывает из кабины пилотов, на всякий случай оценивая в какую сторону бежать от разгневанного мужчины. Надо было запереться в вертушке, если эта жестянка вообще как-то запирается изнутри. "Надо запомнить, что мне нужен инструктаж к этой машинке" Вместо оправданий рыжая, как будто бы не было этого инцидента, решила спросить пилота, как далеко он сумеет долетать в своей игрушке. И где ее парковать в лагере, если что. Ей не верилось, что он бросит свою прелесть здесь. Она сыпала его вопросами, чтоб не успел отчитать ее. И еще по одной причине. Тактическая хитрость, повести Хэйнса к его игрушке, от которой он так легко не сможет оторваться, потому они далеко не утопают. Расстояние от клуба до пляжа не малое, бежать долго. Похоже сегодня она должна будет уравновешивать дольку безумия их поступков своей спасительной рассудительностью, обычно дремлющей где-то месяцами. Рэми и то понимала, что далеко уходить от дома не лучшая идея, тем более поступившая от Хэйнса. Может он сбрендил да решил покончить жизнью, напоследок дав себе волю оторваться.

+3

8

В действительности её игра в прятки оказалась не такой забавной, как казалось ей самой. Вероятно, она за себя переживала куда меньше, чем за неё пилот. Он понимал,что она таким образом изводит его, но и он сам изводил себя никому не нужной тратой  моральных сил и нервов. Не нужно было ввязываться в это "приключение", ведь из него не может получиться ничего хорошего. Уже над клубом нависла густая ночь и лишь тусклый свет луны придавал предметам очертания. Вскоре и её поглотит тьма, и ночь станет беспросветной черной дырой. Им нужно было выдвигаться скорей или запереться в доме и сидеть тихо. Но пока он закрывал щенка в одной из спален, не забыл собрать рюкзак, ведь рыжая собрала только себя (впрочем, вполне удачно: Уильям обратил бы на неё внимание, даже если она была бы не единственной женщиной в его жизни после апокалипсиса): оружие, большой фонарик и запасные батарейки, плед и бутылка виски пятнадцатилетней выдержки, как раз для такого случая, когда нет никакого повода, кроме еще одного прожитого дня. Её голос и смех. - Ты ведь нарываешься... - он подошел к вертушке. Нашла, где прятаться, ведь она от силы мысли в случае чего не взлетит, да еще и по закону подлости - не выпустит наружу. Интересно, Рэм в курсе, как ей повезло со спутником? -Я, конечно, могу присоединиться к тебе, но лучше бы ты ко мне, - Уилл протянул девушку руку. Он подозрительно дружелюбный, но они оба знают, что он вскоре приготовит для Рэми столь же очаровательную месть. Потом она ему, и так им никогда не будет скучно.

Минут через пятнадцать они оказались на пляже, рассмотреть всех красот им сегодня не удастся, а палить свое местонахождение фонарем никто из них не хотел. Это был их личный рай, хоть и ненадолго, но никто не должен мешать: ни люди, ни монстры.

Уилл снял обувь и начал подворачивать джинсы. И все равно, что октябрь, ведь они не каждый день приходят к берегу океана. Они пропустили красивый закат, но ничего, может, завтра у них снова появится такая возможность. Наслаждаться каждым мгновением своей жизни. Он все чаще повторял это себе, ведь только сейчас, видя столько бессмысленных смертей, он понимал, сколько всего теряет из-за страха жить, из-за оглядок назад, поисков, которые никогда не приведут его к цели. Он видел фото на Стене Памяти, ведь ему и искать больше нечего. Рэми не знала этого, а он знал - вся его семья - все мертвы, они давно об этом не говорили, он и не стремился поднимать больную тему. Как и тему того, что она сбежала, он убеждал себя, что она увидела кого-то из близких или ей оставили подсказки, но встретившись в лагере вновь, Уилл и не знал теперь, что думать. А теперь, путешествуя вдвоем, они говорили обо всем, кроме того, что причинит боль им обоим. Это было вообще странно отправиться куда-то вдвоем, не имея конечного пункта назначения.  - И куда ты бы хотела отправиться дальше? И я имею в виду пока нашу страну, но и другие тоже могут оказаться в нашем списке в далекой перспективе. Интересно, как выглядит Лондон или Рим?  - Уилл отпил из бутылки вискаря и протянул бутылку рыжей. Хэйнс скинул и куртку к вещам на берегу, на всякий случай подальше от воды. Там же, где и остались туфли Рэдфилд, в которых она продефилировала лишь до конца каменной тропинки. Ладно платье было разной длины и не доставляло никакого дискомфорта нашей принцессе. Волна ударила по их ногам, вода с непривычки показалось холодной, и Рэм хотела было выпрыгнуть и вернуться на берег, но Уильям потащил её, держа за руку, чуть дальше в воду. Волна задевала джинсы, а Рэми приходилось держать в другой подол своего алого платья.

-Ты же знаешь, я не буду исполнять твои бредовые желания, ведь ты играешь не честно. - его губы снова коснулись бутылки, у них неплохо получалось уменьшать количество её содержимого. Она в первый раз видела, как пьет он, а Хэйнс впервые видит, как алкоголь вливается в Рэдфилд. Они оба были в огромной степени помешаны на контроле, а такого рода расслабительное было немного не позволительно в жестких условиях постапокалипсиса. -Только представь, если мы снова поднимемся в небо, - Уилл поднял Рэм и начал кружить, виски в её руках были не в безопасности, выливаясь на её платье, его футболку и в океан. - Не переживай, там есть еще, - он показывал рукой в сторону их нового временного пристанища, однако не рассчитал, что закружил их обоих и показывал в сторону бескрайнего океана. Он почувствовал, как алкоголь ударил в голову, только сейчас хоть как-то подействовав на такое огромное тело. Она снова оказалась у него на руках. -У тебя это ходит в привычку.  - они оба понимали о чем он. Он смотрел на неё слишком смело, даже слишком для самого Уильяма Хэйнса.
Подол её платья был уже в воде, да и Уилл давно стоял не по колено. На дне бутылки оставалось совсем немного, Рэм отпила ровно половину, оставив своему рабу немного, чтобы тот её еще минуту не опускал её величество в прохладную воду. Его руки были заняты ей, и Рэдфилд, по доброте душевной, вылила остатки пилоту в рот, однако по случайности или нет не попала, виски стекали по подбородку и по шее, оставляя за собой странные ощущения. - Ах так! - Рэми вцепилась в пилота, предчувствуя беду, но ей это совсем не помогло, и девушка полетела в океан, через секунду вынырнув. -Кажется, время мести пришло! А еще делать ноги. писать завещание и искать кандалы для одной сумасшедшей.

+3

9

Великолепно начинается их вечеринка клуба анонимных постапокалиптических алкоголиков. Сама Рэм этот трагически-романтический момент на век запомнит и никогда больше не полезет ни в один водоём с этим разошедшимся тихоней. Несмотря на особо задорное настроение рыжей, капитально так Хэйнс нарвался на неприятности. Значится, Рэдфилд старалась привести себя в порядок, стала походить на человека наконец, а он за раз свел все ее старания к нулю. Даже не так, увел далеко в минус. Что несправедливо, коль она не виновата ни в чем по сути. Просто слегла продрогла, всего-то тряслись руки из-за брызг холодных волн, что неизбежно даже на руках у мужчины на нее попадали. Обидно почти до слез. И часу не продержалась в роли принцессы бала, теперь довольствоваться остается лишь чуть подмоченным ее шлепком в воду Уиллом, который шустрым оказался и успел увернуться. В общем похвальная ледяная месть, но она бы предпочла что-то помягче. Отнес бы в дом, посадил в ванную да вылил бы там на её высочество половину бара. Гораздо лучше, чем в осеннем океане ж топить, как неугодного котенка прям. Тем более котенок был близок к тому, чтоб загладить свою вину весьма эротичным способом. Какого черта подобные мысли закрались в ее головку, хлебнула слишком много за раз? Или близость с Хэйнсом стала затуманивать ее сознание, давая все большую волю инстинкту, без всякого на то допинга. С ней не все в порядке, но не столько же. Благо пилот сам вернул все на круги своя, не позволил ей перейти черту. Не судьба всё таки.
   Пока девушка протирает глаза и отплевывается от солёной воды, в её головушке выстраивается план пополнения списка утопленников пилота тушкой. Ей бы сейчас в самый раз пошла роль мстительной русалки, утаскивающей в пучины голубые бравых разбойников морских. Тем не менее попыток сразу отыграться она не предпринимает, довольно безобидно поглядывает на Хэйнса, начиная заливисто смеяться. Недавно так переживала за свою прическу, знала бы наперед, что случится подобное, то поберегла бы нервы.
- Уилльям! Как мог ты промочить меня до нитки! - демонстративно выжимает волосы, стараясь быть как можно грозней, но получается не ахти из-за улыбки - Ты теперь обязан выполнить моё желание! Иначе лучше сам беги скорей топиться, так хоть отделаешься легко и быстро!
   Резкое погружение в холодную водичку очень даже отрезвляет мысли. Только-только начавшую проявляться ленивую расслабленную сонливость смыло мгновенно. Всё же желание сопоставимое с её купанием придумать непросто было. Плюс параллельно должна была идти череда их проказ взаимных, но возникла незадача, выискать способ окунуть такую махину, как Уилл под воду проблематично с ее то комплекцией. Только при помощи со стороны, скажем, обитателей местной морской фауны получится, что сродни сказки. Стукнуть бутылкой, что ей хотелось неудержимо тоже отметается. Опустевшую больно скоро бутылку, девушка выронила еще в полете. Вновь окунуться, шерудить по дну, давая шанс негоднику сбежать - провальная затея. Остается только подняться, чуть отойти к берегу да устроить Хэйнсу парад брызг, отступая из воды незаметно. Вот точно детство вспомнить решили, забывая обо всем. Рэм так вообще перепугает местную кровожадную живность своим визгом да угрозами.
   От их водной войны Рэдфилд спасалась бегством в конечном счете, пускай и путаясь в платье, девушка все равно выскочила на спасительный берег. Ему до нее не достать на суше, хотя он и не пытается от чего-то. Устал ли?  "Куда смотрим? Ко мне кто-то прицепился чтоль? Краб? Ёж в волосах? Еще какая неведомая зверушка позарилась?" Осмотр себя любимой запоздало показал следующее: самое важное, что платье безоговорочно испорчено было еще в вертушке, а выполаскивать его от соли она не станет все равно, жалко так; к ней никто не прицепился, слава Нептуну, а не то воплей было бы; мокрая ткань довольно четко обрисовала ее фигуру. И Рэм чувствует себя глупо, не подумала, сама поставила себя в такое дурацкое положение. Потому от взгляда мужчины по коже побежали мурашки да появился румянец на щеках, едва заметный в бледноватом свете луны. Не то чтоб он чего-то не видел раньше, и даже сегодня в душе небось насмотрелся, но сейчас его взгляд был ярче, веселее и куда смелее. И ей это нравилось. Она хотела, чтобы он смотрел на нее так и дальше. Пока вредность не напомнила о себе. Рэдфилд отмирает наконец, хмурит брови и в последний раз обдает мужчину освежающей водицей, обзывая его развратником.
   Она понимала шаткость своего положения, но Рэми же неправильная, совершенно. Разве нормальные девушки, в смущении пребывая, будут раздеваться? Нормальные бы дали деру в дом, отогреваться. Рэдфилд же решила избавиться от своего теперь доставляющего лишь дискомфорт наряда. И продефилировала в оном в последний раз к рюкзаку Уилла, вроде как он прихватил с собою плед. Прокричав Хэйнсу искать ей дельфинов или ракушки хотя бы, она повернулась к нему спиной и стянула платье. В воде было бы теплее, но там ее точно притопит мужчина за все грехи. Остаться на ветру в мокрой одежде, как осиновый лист дрожать, не практично, лучше показать Хэйнсу свои лопатки да белье разок, но потом как в кокон закутаться пледом.
- Если не устал, не хочешь раздеться? Поплавать? А то у тебя времени мало осталось, спеши,- "а я посторожу.. аль твои вещи под шумок утащу. Спрячу или зарою!" рыжая выжидающе с прищуром следит за ним, на берегу устроив себе комфортный наблюдательный пункт. Можно сесть даже, песочек по ней как раз ещё теплый, немного согревающий. Только чего-то не хватает. Рэм бесцельно оглядывает вокруг. Поставили бы шезлонг где-нибудь, а то песок во всех местах иметь ей не по душе. Завтра она этим займется. А пока главное то, почему Уилл взял только одну бутылку. Непродуманный какой! Второй бы она сейчас согрелась, ну да ладно. Можно просто подождать, когда пилот закончит купание, лежа на пляже и заглядывая луну, а перед сном пойти на подвиг и опробовать ассорти бара. Как-то беззаботно они проводят время вдали от лагеря, больше в ее стиле, чем под надзором строгого зануды Хэйнса. Может его крепость наконец пала, он раскрылся и стал доверять ей. Вот же честь! Однако какого черта она пытается испортить все своими пошлыми мыслями. Расслабилась бы, полежала себе тихо, а не терзалась фантазиями о недоступном тритоне, что плещется неподалеку. Сама спугнет скромнягу, больше не будет так весело. А в Хэмптоне им куковать еще пару деньков на пару.

+3

10

Это платье в мокром виде делало рыжую еще более сексуальной. Он и без того не сводил с неё свой уже более чем неприличный взгляд, а уж теперь и вовсе. Она начала раздеваться, о чем он ранее даже не думал. Зачастила, Рэм. Зачастила. Уилл совсем не возражал, а вместо того, чтобы отвернуться, не мог ни слова сказать, ни тем более отвернуться или уплыть куда подальше.
Но раз он мокрый, ничего не мешало ему, не раздеваясь, продолжить заплыв. К счастью, никакое океанское чудовище не утащило его за ногу за несколько минут на темные глубины. Уильям вышел из воды насквозь мокрый и очень холодный. Рыжая уже успела чуть пригреться, укутавшись пледом. Хэйнс  развел руки для мокрых обнимашек, но Рэми не понимала тогда  насколько бесполезно сопротивляться, особенно если ты маленькая, беззащитная, рыжая девушка. Рэми знала, что от пилота надо делать ноги.  Мало того, что он пролез мокрый к Рэм, так при попытке к бегству поймал жадину, закинул на плечо и потащил обратно в воду. Что он тогда о себе только не услышал. Она даже, брыкаясь, била его ладошкой по мокрой попе, и в отместку получала легонько по своей. Ну как легонько, девушка вскрикнула, но это скорее от неожиданности и неподготовленности. Он грозился снова скинуть её в воду, а она пообещала кричать так, чтобы все монстры за сотни километров услышали её и собрались попировать аппетитным Хэйнсом.
Уилл подсадил принцессу на плечо, Рэм не доверяла ему на все сто процентов и вцепилась в него так, что у него завтра появятся синяки, подкрепленные царапинами. И как эта женщина умудряется делать маникюр, да и зачем? Многие забросили себя максимально, а рыжая словно каждый день готова пройтись по красной дорожке и попозировать телекамерам.  Из-за того,что Рэм была отчасти укутана в плед, они смотрелись как одно большое чудовище, с таким аже тьма не рискнула бы связываться. Ведь оно так устрашающе пошатывается, доводя Рэм до истерики. Через минуты три принцесса привыкла, и готова всю остальную часть их путешествия провести на руках, на шее, на плечах Уилла Хэйнса. Она закрывала ему ладошками глаза, то дергала за уши и трогала нос, то размахивала руками, проверяя относительную трезвость своего транспортного средства. Хэйнс и сам был готов носить её на руках, давая ей возможность почувствовать его силу и её женственность. Он бы вечно слушал брань из её губ в его сторону, она была ужасно милой и красивой, когда злилась.

Он шел в сторону клуба, придерживая её ноги руками. Рэми уже не держалась. - Не могу привыкнуть, что так быстро темнеет. Конечно, темнота определенно друг молодежи, но один из них явно вышел из этого возраста. Они подошли к дому и в таком положении не входили в дверной проем. - Ваше величество, карета прибыла. Пока Уилл опускал Рэми с высоты своего роста, плед слетел с девушки и оказался на каменной дорожке. Хэйнс успел достаточно быстро повернуться, и Рэдфилд не успела поднять мокрую ткань. Он забрал его из её рук и бросил на лавку рядом. - Да к черту. все равно не согреет. 

Как только они вошли в дом, Рэми быстро убежала наверх. Видимо, нельзя, чтобы при свете Уилл видел её не при параде. А может она и вовсе не хотела сегодня  оставаться с ним наедине. Уилл взял наугад пару бутылок из бара и пошел наверх. Он вошел в комнату, дверь по соседству была с той, где заперлась Рэми. Хэйнс зажег несколько свечей, чтобы не тратить батарейки у фонарика. Он не переставал удивляться тому, как Тьма избирательно выбрала батарейки, также, как и выбрала людей. Система или некий сбой в её программе?
Ему нужно было снять с себя мокрую одежду. Уилл вытерся полотенцем и переоделся в почти домашнее. Серые спортивные штаны и синяя кофта к ним. Эти вещи он подобрал себе в одном из магазинов по пути, ведь в домах редко находилось что-то подходящее ему по стилю и по размеру. Все мужчины были худыми, носили узкие джинсы, или толстыми, а одежда такая, что в нее влезет пару троек Уилли, да еще и место останется. Рыжая любит магазины, ведь теперь за них не нужно платить. Однако не везде царит нужная ей атмосфера: где-то поселилась плесень, а где-то размером с собаку крысы. Иногда эта же разбирающаяся в моде личность подбирает одежду и Хэйнсу. Однажды она принесла ему леопардовые стринги и майку с надписью "Team Stephan", а сама полдня ходила в майке "TEAM DAMON", рассказывая Уиллу о нехватки сериалов в её жизни.
Уилл вытер от пыли стакан и налил в него содержимое, название напитка он не мог выговорить, длинное французское слово. Он также быстро опустошил стакан, и неизвестная жидкость оказалась подобно взрыву в его горле. Это было что-то старое, настоявшееся, крепкое и очень мощное. Чем только богачи не балуют себя. Этой настойке почти столько же, сколько и Хэйнсу. Уилл с ногами залез на двухспальную кровать и почувствовал теплое наслаждение. Ни каких монстров, тумана, погонь. Есть кровать, бутылка и шикарная женщина, что не подозревает о том, насколько она прекрасна.
В дверях показалась Рэми. Вот и прекрасная рыжая в его клетчатой рубашке, которую она пыталась отжать у него уже неделю под разными предлогами. -Хитрюга. И когда ты успела залезть в мою сумку? -  Уилл отпил еще глоток. - Хочешь, чтобы я снял её с тебя или сама?
И зачем она пришла к нему в таком виде сейчас. Издевается, чертовка. Интересно, что она предложит в этот раз? Поиграть в монополию? карты? Или еще какую игру, которую она вспомнит со школы?

+3

11

Несмотря на то, что рыжая ощутимо подмерзла после их гуляний под луной и осталась неудовлетворенной произведенным эффектом от себя любимой в чудеснейшем платье на мужчину, она не стала вновь наряжаться, даже в свои простецкие резервы. Что-то подсказывало ей о безнадежности этого действия. Хэйнс подвыпил, она сама тоже лишнего на себя взяла, неизбежно они вновь вошли во вкус противостояния друг другу. Потерпеть ещё одну невыносимую моднице потерю в их жесточайших игрищах, увольте. К тому же нашелся гениальный выход из этой ситуации. Огромная ночнушка, она же рубашка дровосека Хэйнса, которую рыжая бесстыдница успела перепрятать к себе в сумки, пока потрошила вещи пилота. Можно было пустить её в расход, даже обезопасить себя тем самым. Не станет ж Уилл терять после усилий стольких по отпору рыжей свою рубашечку. Повторной холодной расправы, а то и хуже, она может не опасаться, облачившись в его же доспехи.
   Либо Рэдфилд все больше начинает походить на миниатюрную фарфоровую куколку, усыхая на глазах от постапокалиптической диеты да без дозы солнечных ван. Либо рубашка оказалась куда больше, чем рыжая предполагала. Особенно рукава, коль их не закатать, то можно идти на кукурузном поле страху пред воронами наводить, аки рыжее пугало. С горем пополам Рэм закатала да застегнула, где надобно. Лишнего ничего не могло больше нигде не явиться пред Хэйнсом за сегодняшний вечер. Никоим образом, потому она еще немного повертелась перед зеркалом, завершая образ. Немного лишь потому, что Хэйнс как-то притих в соседней комнате. Заснет срока раньше, не даст ей возможность покрасоваться еще разок, закрепить ранний результат.
   Так что изначально Рэдфилд не планировала в принципе устраивать спутнику своему никакого развязного зрелища, просто не желала лить слезы над очередной безвозвратно убитой дизайнерской тряпицей или жертвой пасть его язвительного пьяненького язычка. Ничего суровый бугай не понимал в маленьких её радостях, зато с него не убудет обласкать её покрепче. Рэдфилд так же не планировала дальше продолжать донимать мужчину, хотела дать ему отлежаться в покое, быстренько примостившись под боком. Да только случайно нашла интересную находку, которую приволокла с собою похвастать Уиллу. Содержимое рюкзака, что девушка кинула около кровати, могло вовсе не обрадовать порядочного зануду, до сих пор чтящего законы штата, коего более не существует. Рэми вообще могла отхватить от него за такие шалости по шее. Придется слегка пилота отвлечь и расслабить, а лишь после светить найденным. Чем девушка будет отвлекать внимание подвыпив, коль не способна на замысловатые подвиги? Собою, конечно же. Коль Хэйнсу так нужна эта рубашка, он ее получит. Но еще раз, для протокола, Рэдфилд импровизировала, а не следовала заранее продуманному плану.
   На секунды она задумалась, задаваясь вопросом одним да слегка хмурясь от того. Кто раскидывает вещи где попало, потом еще возмущается. Кто так поступает, зная о рыжей опасности, ждущей своего часа. Не намеренно ли это, не хитрый ли способ ее развести на подобные выходки. Манящую оставить рубашку на видном месте, выждать, когда девушка подкрадется к ней и облачиться в оную, а дальше разглядывать ее как мужской журнал в три-дэ версии. Лень было ей дальше вдаваться в тонкости мужской логики, и не только потому, что на его месте она бы оставляла более заманчивую приманку, в виде брендового нижнего белья, скажем. Более чем поздно рассуждать о чем-то, когда уже повелась. Приняв решение сдаться добровольно, девушка пожимает плечами да ловко заскакивает на кровать, прытью своей едва не затушив свечи. После бесцеремонно и на самого Хэйнса позарилась. "Что это он так напрягся? Трусишка! Я же безоружна!" Рыжая всего-то приместилась у него на ногах и не позволяет рыпаться. Сама не ёрзает, колюще-режущим не угрожает, просто села и сидит, упираясь в него руками.
- Давай, каждый снимает одну вещь. Ты футболку, а я рубашку. Идет? - от чего мужчина задумался. Ищет ли подвох в сделке, или вовсе не в том направлении его мысли ускользают. А рыжей все равно, куда важнее дожидаться его кивка или краткого «да». - Тогда ты первый!
   Было трудно дурачить Уилла с серьезным выражением лица. Однако она старалась, превозмогая себя и свои смешки сдерживая изо всех сил. Даже вызывается помочь ему, хотя это скорее незатейливый порыв пройтись ручками по его торсу. И синяя футболка нетерпеливо отбрасывается куда-то подальше в сторону. Неровный, мерцающий свет играет на руку и без того физически безупречному мужчине, а Рэдфилд держится на честном слове. "Неет! Не вздумай его лапать, руки за спину убрать!" Чертов внутренний голос бунтует против желаний да инстинктов, как всегда. Приходится слушаться, покуда виски в процессе подавления этого вредного балабола. Кто бы знал, как ей хотелось себя же ослушаться, детально исследовать его плечи, что чуть ранее понесли кровавые побои от её ногтей. Возможно добавить пару завершающих штрихов. Кажется, Рэм увлеклась немного своими мыслями да не заметила на себе выжидающего взгляда мужчины.
   Покамест подошла очередь рыжей исполнять договоренность. Хэйнс откидывается на подушки, ведь так ему откроются лучшие виды на раздевающуюся на нем девушку. И тут с неохотой взявшаяся подстраховка рыжей пришлась в самый раз. Рэдфилд от себя сама такого не ожидала. Впрочем, и жертва женского коварства явно не рассчитывал, что под застегнутой наглухо рубашкой окажется так много неожиданных преград к телу девушки. Особенно этой конкретной девушки, что не постыдилась ранее ни разу его присутствия. Такой поворот событий не вписывался в рамки завершающего этапа романтического вечера при свечах. Теперь на нем одежды ощутимо поубавилось, а на ней не совсем. Кому как конечно, ибо по сути короткий топик с такими же неприлично маленькими спортивными шортиками мелочи. С улыбкой наслаждаясь замешательством Хэйнса, Рэм наклоняется к нему, вторгается в его личное пространство еще сильнее. Холодным трется носиком об его щеку и почти мурчит. Инцидент на столе и купание бестия восприняла близко к сердцу.
- Не испортил бы платье.. Не оказалось бы там  н и ч е г о...
   Поглядывала она на него сверху вниз неприкрыто с превосходством и насмешкой. Но разочарование в этих голубых глазах, вперемешку с неосознанной надеждой об иной концовке, но мужчина почти мгновенно берет себя в руки и переводит взгляд на прикроватный столик, где оставил недопитый стакан. В самом деле на такую реакцию она не рассчитывала. Неужто сама Рэми недавно так же обделенным леденцом маленьким ребенком выглядела. Наконец самообладание у Рэм первой дало трещинку, крошечную трещинку. Какого черта он все прикладывается к этому стакану, бутылке куда больше внимания, чем ей. Неправильный мужчина, вместо проучиваний негодницы и возвращения сценария на верный путь, отвлекает себя обжигающей горло бурдой.[float=right]http://funkyimg.com/i/YvVd.gif[/float]
   Да, крайне возмущенная она могла бы в привычной своей манере разойтись не по детски, перейти к активным разрушительным действиям на несокрушимую крепость Хэйнса. Растерзать мужчину, но вместо этого планировала мучительно смаковать, а то спугнет. Рыжая грубо отбирает стакан, что бы тот не смел более касаться губ ее мужчины. Колеблется, но решается, мол, кто если не она. Будь, что будет... "Стоп, что-то не так." Разве такого поцелуя он достоин, что это за мимолетное позорное касание. По видимому достоин, ибо нечего быть таким горьковатым. Рыжая не сдержалась и наморщила нос, отстраняясь от своей неопробованный сполна жертвы.
- Ты даже и не соленый. Боже, что за гадость ты пьешь?! Не мог выбрать что послаще?!
   Они добрались до фактически лучших запасов алкоголя во всем Нью-Йорке, а этот неумеха заливается чем-то непотребным, после чего она еще должна целовать его. Не медля больше, спрыгивает с кровати вместе с гадкой бутылкой и выбегает из комнаты. Этот побег дает шанс примириться с обрушимся шквалом давящих её эмоций. Злость, возмущение, досада и торжество, а может что-то ещё. Она растлить решилась недотрогу, вот же неслыханная дерзость, и хвала ей. Полезла за границы дозволенного. Ещё и недовольна оказалась, наорала на беднягу да сбежала. Хэйнс и сказать то в своё оправдание ей не успел ни слова, какого ему там наверху. Может взывает к Тьме, чтоб именно сейчас Рэдфилд она к себе забрала. Было б кстати, самую ненормальную женщина нейтрализовать идеальнейшего момента и не подберешь. Творить глупость на глупости: не раздевается, целуется, удирает бегать по не совсем надежному неизведанному до конца укрытию. Когда-нибудь научится еще о себе заботиться, думать, а после только действовать. Пока полагаясь на присущую всем рыжим поразительную удачу, Рэдфилд без происшествий добирается до бара, подбирает для мужчины альтернативу "гадости" и возвращается наверх. Сначала входить в комнату смело, немного погодя ощущает предательский жар щёк своих. Пристыженная рыжая, диво то какое. Ищите фотоаппараты, снимайте уникальные кадры.
- Скажешь кому.. лично пулю в лоб пущу, не раздумывая! И я не шучу. Не хочу разбираться с половиной лагеря твоих тайных воздыхательниц.
   Это нотки ревности? Если так, то Рэдфилд выдала себя. Кто ее за язык тянул а, ещё надула губы. "Умнаяяя" Однако еще не поздно отвлечь его, подсунув добытое под нос. Кто знает, может под утро у нее получится довести его до беспамятства, избежав дальнейших неловкостей. Не учудила бы дальше чего похлеще.
- Пей!
   Сокрушенно садится рядом на кровать, понятия не имея что делать дальше, пока Уилл машинально исполняет ее высочества указ. Чуданула, со всяким бывает. Стоило переждать в комнате заперевшись своих гормонов буйство, но ей не сиделось. А теперь непутевая принцесса не намерена обсуждать свои поступки, как всегда. А коль станет Уилл докапываться, то все будет списано на воздействие выпитого да возможную горячку после холодной воды. Вопить на весь дом начнет, что довел он ее до температуры высоченной, должен шарить по аптекам с больницами, а не допросы устраивать. Тонны отговорок, лишь бы не признаваться в своих противоречивых деяниях да страстях. Рэми косится Уилла, а после отбирает у него наполненный стакан. Она же тоже нуждается в снятии стресса, особенно устроенного собственнолично. Залпом выпивает все до капли, но ей этого мало. Рэдфилд уже не заботится о выговоре возможном, дотягивает до рюкзака и достает сигарету. Как удачно пилот расставил вокруг свечи, непреднамеренно обеспечил ее огоньком. Ходячая пропаганда здорового образа жизни лучше бы сейчас затихла под одеялом да засопела, ибо принцесса сейчас напрочь забыла о своих манерах, привычках брошенных. И зря Хэйнс на нее смотрит даже, за что девушка выдувает на него сероватым дымком. Ему не отобрать у нее эту отраву, пусть даже не пытается. Зато может поделиться, что и молча предлагает мужчине. Интересно, а он вообще сигарету то в руках держал. Пассивным курильщиком благодаря Таю был так точно. Мимолетная мысль о Тайлере вызывает еще большое замешательство у Рэми. Изначально у Хэйнса, видимо, был план опустошить бар внизу и напиться в зюзю на денек другой, но она позаимствует у него чуточек энтузиазма.

+3

12

Она и не посвятила его в правила своей игры, а они у неё определенно были. Хотя сейчас не все ли равно? Уилл стягивает с себя чистую синюю футболку, хотя меньше всего ему хочется сейчас раздеваться. Но мозг, к сожалению (или к счастью), не поспевает за действиями. Он смотрел на неё, ожидая, когда девушка выполнит свою часть сделки. Она расстегивала рубашку, а его желание становилось все больше: он в таком состоянии не мог ни на секунду расслабиться. Её спортивный топ несколько расстроил его, но он расценил это как намек, ведь их разговоры часто были о тренировках и о её выносливости. Он потянулся к стакану, он еще не настолько трезв, чтобы так скоро сдаться перед рыжей богиней.  В его голове крепко поселились мысли, те, что до сих пор чудом сохраняли между ними дистанцию. Что ей движет? Любопытство? Он не верит своему чувству: о него можно порезаться, уж слишком острые края. Ему хотелось, чтобы она желала его так же, как и он её. -Это несправедливо, - говорит он, - Чертовски несправедливо!
Она сбежала, правда ненадолго, ему не удалось перевести дух и выбросить пошлые мысли из головы. Она лишь раззадорила его, это ли её конечная цель? Хэйнс пьет то, что она ему дает. Он хоть тот еще параноик, но ей Уилл доверяет. Сладковатый приятный вкус. Почему женщины предпочитают мартини? Рэми забрала стакан и осушила его самостоятельно. Для чего она набирается смелости?
Он старается не встречаться с ней взглядом. Она - провокатор, а он сегодня готов поддаться на все её провокации. Уилл смотрит на стены, потолок, одеяло, свою рубашку, её руки, ключицы, обтягивающий топ...

Хэйнс никогда не видел, чтобы Рэдфилд держала в руках сигареты. Хотя после случившегося беспокоиться о здоровье мало кто б стал. Запах и сигарет напомнил о былом веселье и вечеринках, на которые Тайлер водил друга, чтобы тот хоть иногда переставал быть взрослым занудой и расслаблялся. Хэйнс взял сигарету из её пальцев. Он когда-то давно пытался курить, после того, как разбил самолет, но потребности и зависимости, как остальные, не ощущал. Уильям затянулся, и, слава богу, не закашлялся, иначе бы комната залилась смехом рыжей девчонки. Сигарета оставалась в его руке, Рэми опустилась ниже, почти к его губам. Она выдыхала дым в его лицо, от чего Уилл непроизвольно сморщился. -Издеваешься? Они  почти докурили и Уилл затушил сигарету о прикроватную тумбочку. - Что? Она все равно не подходит под дизайн, - - никогда не чувствовал себя на столько слабым, Уильям хоть и сохранял свой безупречный вид, но улыбка выдавала его. Он был замечен в ожидании. Зря она так приблизилась снова, зря она вернулась в его комнату. Легким движением руки Хэйнса Рэдфилд оказывается под ним. Он собирался отомстить за тот её поцелуй, за которым не последовало продолжения.
Пульс ускорятся, биение сердца отдается в висках и ладонях. Трудно дышать, а горячие губы дрожат, как от холода. Он пытался себя контролировать, то с каждой секундой понимал, что контроль здесь явно лишний. Уилл был сильнее девушки и не забывал этим пользоваться, не позволяя выйти из под его власти. Он не давал сказать ей ни слова, и как только она хотела что-то произнести, он продолжал целовать её губы. Он хотел заполучить её тело, сердце и душу. А она отвечала на каждый его поцелуй. Эйфория и удовольствие от прикосновений завладели её разумом. В воздухе закипала страсть, нежность,  агрессия. Ему представилась возможность изучить её тело, покрывая каждый сантиметр поцелуями. Её губы – яд. Наркотик, что он так боялся попробовать, ведь он отравит рассудок и сведет с ума. Их страсть сейчас слишком эгоистична: он её жертва, и он же - её источник.

Рэми очень быстро оказалась сверху, и Уилл немного приподнялся на спинку кровати. Хэйнс стянул с неё тренировочный топ. - Он, кажется, уже отслужил свое, - вещи у Рэми и так не задерживались, благодаря безлимитным походам в магазины.
Рэми водила пальцами по его шее, торсу, рукам, вслух считая родинки. Это её приводило в странный восторг и девушка начала звонко смеяться. Уилл глупо улыбался в ответ, не понимая, что происходит. -Что ты делаешь? Ему нравились любые её опыты над ним, да и девушка была с придурью: непредсказуемая и вероятно даже в постели не забывает о своей креативности.  Рыжая потянулась за еще одной сигаретой.
Он смотрел на её грудь, гладил её, а ведь до этого, ему приходилось отворачиваться, когда она переодевалась, а теперь она без всякого стеснения сидела на нем почти обнаженная, спиной облокотившись о его согнутые в коленях ноги, курила, пуская колечки дыма. -Боже, Рэм, я люблю твою грудь. И ноги. И плоский животик, и худые руки.
Колечки стали превращаться в странные фигуры, и Уилли осознавал, что алкоголь точно ударил в его мозг. Он касался их указательным пальцем, а они ползли по его руке и перебирались на его тело, а с него перепрыгивали на её грудь, превращаясь в маленьких монстров. Мыслей было так много в его голове, но он не мог уловить ни одну из них. Они были такими быстрыми и огромными, что он представлял себя маленьким мальчиком, потерявшимся в дремучем лесу. Голова и тело были невероятно тяжелыми. Ему показалось, что кто-то поднимается. Кто-то подходит к двери. Ручка поворачивается. Уилл хватает Рэми и они оказываются на полу рядом с кроватью. Он закрывает девушку собой и подносит палец к своим губам. -Ползи под кровать, ты маленькая, влезешь! - Цилл затолкал раздетую, смеющуюся девушку под кровать, а сам приготовился защищать свою обнаженную принцессу. - Не беспокойся обо мне! Я сильный. Им не победить меня! Хэйнс схватил клюшку и замер. Он был обкурен и пьян. -Рэдфилд! Тише ты! - он смотрел на дверь, но ничего не происходило. Он подошел ближе и прислонился к ней ухом. Уилл обижено опустился на пол спиной к двери. - Ушли. - вздохнул он.

+1

13

   Никак не могла избавиться рыжая от нападения хохотунчика, кой словила из-за своеобразного поведения наклюкавшегося Хэйнса, вооружившегося клюшкой. Простецкой клюшкой, даже не битой. Более нелепого крохотного орудия самозащиты в его руках девушка ранее не видела, не представляла возможным. Невероятный мужчина, которому так шло быть слегка не в себе, осваивать неуклюжесть в своих габаритах, как он только дверь собою не вынес случайно. Она старалась закрыть рот руками, но все равно не выдерживала и снова заливалась смехом под кроватью. Жутчайше хотелось записать такого Уилла на камеру, чтобы в заунылые дни можно было поднимать себе настроение за его счет. Или шантажировать мужчину, все равно грешки его прошлого ей уже раскопать, ни с кого не стрясти. Рэм нахмурилась, а ведь она предусмотрительно прихватила с собою камеру, оставила ее где-то в сумке своего верного носильщика тяжестей. Пока есть шанс, нужно его использовать. Но прежде чем попытаться вылезти из под кровати, Рэдфилд решила на всякий случай одеться, а то вдруг и правда кто к ним ворвется. Она не особо закомплексованная девица, но навряд ли её ребрышки покажутся эстетически привлекательными тварям. Ещё в добавку вид развязной Рэм явно малость отвлекал Уилла, а им лучше в первую ночь на новом месте не расслабляться настолько. Эта девушка даже в подобном состоянии была крайне озабочена собственной целехонькой шкуркой. Рэмс любит рисковать, но обычно имеет сносно надежную подстраховку, коей ныне Уилли не являлся. Пусть и выглядел пилот весьма и весьма угрожающе у двери.
   Рубашка нашлась почти сразу, ведь они её сбросили вместе с одеялом на пол у кровати, с которой мужчина повалил ещё и свою принцессу. Вот одеться оказалось сложновато, тесно под кроватью, знаете ли. А еще пыльно, неприлично грязно, что совсем не по вкусу Рэдфилд. Несмотря на отвратительное освещение принцесса все равно рассмотрела свои перепачканные всяким руки. "Мать честная! И этим я трогала своё лицо?!" Она только из душа, только из океана, а уже похожа на трубочиста. После такого девушка наотрез отказалась вылезать, вопя о своем непотребном виде, ещё из-под кровати были слышны личные проклятия для Хэйнса и его качествах героя-защитника. Трудно наверняка помешанным чистюлям в новом мире, особенно из числа выживших пассажиров, им то сразу на голову свалилась вся мировая пыль, скопища бактерий и плесени.
   Пока Уилл пытался вытащить девушку с одной стороны кровати все той же клюшкой, шустрая Рэдфилд выскочила с иной стороны и устремилась к двери в ванную. Плевать, что там за дверью могли притаится монстры или вооруженная орава каннибалов, заранее пробравшихся в апартаменты, это было б чуть меньшей проблемой по сравнению с грязью на ее высочестве. Рэдфилд - принцесса замарашка, тощий рыжий поросёнок. На месте тварей она бы себя не попробовала такой, боясь несварения. В голове Рэми явно творился тот еще хаус, раз ее переклинило сначала на Уилле, потом на своем постапокалиптическом совершенстве. А скоро и ещё чего в рыжую голову взбредет, кто знает.

   В ванной сначала Рэми довел фонарик, его просто некуда было всунуть, чтоб осветить нужное ей пространство. Далее её ждала водная забастовка. Девушка выжала какие-то остатки воды из крана на небольшое полотенце и попыталась вытереть грязь с лица, но больше размазала. Третьей критической точкой стал - Хэйнс. Он так удобно устроился на полу, что отказался придти на первый зов о помощи девушки. Уилл не спешил ей, ЕЙ на помощь. "Круто. Ну я урок усвою, спортсмена не спаивать и не давать ему прикурить, а то можно получить неподъемного тюленя.." Но она все равно не сдавалась, своими силами пошаманила над раковиной, постучала, позвенела, не забыла призвать магию фокус-покуса.
- Уилл, вставай! Воды нет! Почему нет воды? - Она завертела вентиль туды-сюда, и все равно нулевая реакция. По идее должна идти хоть холодная, но почему-то все иссохло. - Нииии капельки!
   Если он пошутит, что снаружи ее целый океан, то треснет фонариком рыжая его точно, отберет клюшку и ею заедет пару раз. Морская вода бесспорно полезна, но ледяная ванна сегодня уже была в их графике. Следующую закалку желательно провести через месяцев шест или подольше. Мужчина все так же не шевелился, что-то впаривал самому себе о рыжих демонах, принесших апокалипсис и провокационные платья в этот мир. Пришлось стимулировать его признанием о своей наготе, да подступающих мурашках ожидания водички. Победа. Обманка подействовала, хоть какие-то звуки действий из комнаты пошли. Дожидаясь капушу Хэйнса, рыжая стала рыться средь баночек, авось не просроченный тоник для лица остался. Как-т рыжая проворонила набег на эту ванную. И, конечно же, просрочки здесь было завались, а еще отыскалась неожиданная находка. Кто-то основательно запасся разномастной краской для волос.
- Прям мечта стилиста...
   Ради любопытства вызнать, кто же обитал в этих хоромах, девушка решила порыться основательнее по тумбам, осветила уголки ванной комнаты злосчастным фонариком. К ее немалому удивлению, три чемодана не хилых размеров кто-то приволок в гольф клуб и запрятал в ванной комнате. Это не могло не смутить рыжую, любительницу также приволочь с собою все необходимое, но все равно имеющей меньший багаж при всех стараниях. Там в комнате уже были вещи, а тут еще дополнительный ассортимент. Местный нежилец с собою привез из дома все возможное определенно, но кто так делает и зачем. Может загостила звезда какая в покое дальнем от всех. Поковыряв упругие молнии первого чемодана, девушка добралась до сокровищ, затмивших собою даже отсутствие водных ресурсов. И вообще любую потребность Рэми в чем-либо на денек другой. Она нарыла сокровенное, то что не отпустит ее так скоро.
   Парики. Длинные и короткие блондинистые и рыжие парики, завитые и прямые, цветные и вовсе экстравагантные. Раньше девушка мерила парики лишь на хэллоуин, но всегда хотела поэкспериментировать над своими волосами, подобрать новый образ. Рэм наскоро нацепила бирюзовый парик под омбре, раскидала по плечам длинные локоны и приготовилась к реакции Хэйнса. Мужчина должен вот-вот заглянуть в ванную, где его ждет вовсе не подмерзшая раздетая девица, а чудо-юдо похожее на японскую анимашку. Увидит такое, заречется курить и пить. Хотя может именно такие девушки в его вкусе... знойные худенькие японочки...

+2

14

Его не отпускало, хотя страх и паранойя, кажется, отошли на второй план, уступив место широкой улыбке, которая никак не уходила с его лица. От этой клоунской улыбки болели мышцы лица, но прогнать её было невозможно. Он был уже немного пьян, слегка обкурен и полностью влюблен. Его несколько удивило поведение Рэми, ведь обычно она куда более предусмотрительная и осторожная, и Уилл даже под травой умудрился задуматься об этом. А тут её не пугала никакая ночная опасность, ведь ни за территорией, ни за домом никто не смотрит.
Он бросил свое оружие на пол и пошел на вопли рыжей дамы в ванную комнату. Он слегка приоткрыл двери и просунул голову в проем. Она снова оказалась в его рубашке, хоть и криво застегнутой. Ладно хоть не на левую сторону. Он приподнял вопросительно бровь. Цвет её волос привел Хэйнса в замешательство, но он все же осознавал, что это парик. - Сними это, - сказал мужчина, но не уточнил, что именно нужно снять. Он имел в виду цветной парик, но был бы не против, если бы слетело все остальное. В проеме показалась его рука с камерой Рэми. - Не думай, на порно в ванной я и не надеялся, - он сфотографировал девушку, похожую больше на укуренную Мальвину, чем на мисс Рэдфилд и её незабываемый взгляд с приоткрытым ртом. Фотография вышла достаточно компрометирующая, жаль, что все-таки она не избавилась от его рубашки. - Это я оставлю себе, - девушка хотела забрать снимок, но рука оказалась снова за дверью. Несколько пошлая и даже личная.

- Мне необходим поцелуй, - большая голова в дверях вытянула губы в сторону занимательной уже не рыжей. -Хотя одним ты не отделаешься, - он чувствовал прилив собственной сексуальности. Интересно, а она замечала, какой он офигенный? Не конкретно сейчас, а вообще.
Он вошел в ванную, чтобы получить приличную еще одну приличную одурманивающую дозу. Пальцами пролез под её рубашку, но Рэм успела поймать его руку, пока он не продолжил приставать к ней и соблазнять её. Он переключил внимание на ей находки, чтобы прям здесь не изнасиловать девушку. - Интересно, что за звезда здесь отдыхала? Или кто-то бросился в бега? - Под париками он нашел одежду, две пачки денег. - Сто штук, жаль, что уже неактуально...На что бы ты потратила сто тысяч? - конечно, есть суммы более внушительные, но сейчас они располагали именно этой.
- Может, - он достал краску для волос. - Нам тоже отправиться в бега? Там было несколько вариантов, и Рэми молча, наугад вытянула коробку. - Блондинка, - Уилл даже поперхнулся, ведь он совсем не представлял её другой. Рыжая начала разводить краску, а её напарник в этом нелегком деле отыскал литр коньяка и не стал искать подходящие бокалы, выпивая алкоголь из самой бутылки. Наверное. им бы за него и выставили злосчастный счет в сто штук, хоть какие-то плюсы у этого апокалипсиса. Она стояла у зеркала и при свете фонарей наносила краску на волосы. Он видел, что девушке становилось неудобно и решил вызваться ей на помощь. - Учти, я никогда не красил людей... ничем, - его жизнь был слишком серьезна и ответственна для таких диких манипуляций. Он забрал у нее чеплашку и начал неуверенно мазюкать синеватой краской по волосам. - Я даже не хочу знать, почему она такого цвета. - Уилл проговорил сам себе под нос. Он был уверен, что делает все неправильно, но девушка терпеливо вынесла эту пытку. Когда он закончил, девушка полотенцем убрала краску с кожи, все же девушка осознавала,что на ней могут остаться пятна. - Теперь ты, - Рэми забрала из его рук кисточку. Хэйнс потянулся к еще раз к бутылке для смелости: он еще осознавал, в какое чмо Рэдфилд превратит пилота-красавчика. - Думаешь слабо, да? - девушка ведь явно хотела над ним поиздеваться. Хэйнс и так показал ей насколько может быть занудой, может, теперь пора расслабиться и уходить в отрыв? Хэйнс сел на край ванной. - Тогда сними рубашку - он начал расстегивать криво застегнутые пуговицы, и девушка не сопротивлялась, ведь сейчас она отомстит ему за то,что ему не терпится сорвать с нее одежду.

Рэми не представляла, насколько ему сносило крышу. Как он терял контроль рядом с ней и все свое самообладание. Она не была его "типажом" и навряд ли бы они "подружились" до всего этого балагана. За края рубашки он притянул её к себе, и девушка удобно уселась на нем, опустив ноги в ванную. Все это она делала так, чтобы возбудить его еще больше, и она могла это почувствовать, находясь сверху. Хэйнс даже забыл, что его ждет самая настоящая экзекуция. Он спрятал свою голову к ней под рубашку, но назад дороги уже не было. Они же собрались в бега, и сейчас же найдут себе новый гардероб. И очки, им нужны крутые очки!
Рэми развела краску из другой коробки и не показала ему цвет, что ж, через полчаса он может оказаться огненно-рыжим в лучшем случае. Кисточка оказалась над его головой, но он наблюдал за выражением её лица и даже не удивлялся тому, сколько удовольствия приносила ей эта пакость. Завтра он может сбрить все и носить кепку, поэтому сегодня он особо не переживал. Он был пьян для того, чтобы переживать. Но достаточно трезв, чтобы думать о ней. Она смешная. Такая забавная, легкая. С ней сложно и просто одновременно. Хэйнс распахивал её рубашку и через несколько секунд прикрывал обнаженные части тела обратно. И повторял это еще раз, проверяя, все ли осталось на месте.  Он взял камеру с полки, развернув на вытянутой руке её к ним нажал на большую кнопку. Оба успели покривляться, и снова вышла фотография, но только теперь эти двое походили на инопланетян с прилизанной, обмазюканной  чем-то вроде крема головой, правда, запах был не самый приятный и даже едкий.
Она закончила сие действо и продолжала сидеть на нем. Сейчас был такой момент, когда оба сдерживали себя, чтобы сохранить серьезный вид, ведь они оба выглядели очень глупо. - Как мы определим, что все? - ему было сложновато приставать к ней, когда им обоим нужно переживать о том, чтобы краска осталась только на волосах. - А я получу сертификат личного стилиста? Он встал вместе с ней на руках, девушка от неожиданности впилась в него и ногами и руками. - А личного тренера? В этом был и пошлый намек, интересно, как она увильнет на этот раз, высоковато сбегать и сложновато из сильных мужских рук.

+4

15

   Рэдфилд подготовилась к пробуждению Хэйнса основательно и весьма продуманно, даже успела вздремнуть хорошенько. А за ночь устала она знатно, их ночные шалости тщательно прибирая. Самым тяжелым оказалось перетаскивание чужих чемоданов из ванной по соседним номерам, в процессе уж успела она свою затею проклясть с сотню раз. Заодно и решившего вздремнуть пилота, которого угораздило за каким-то чертом умотать в комнату и разлечься на кровати вместе с их новым питомцем, оставив девушку одну-одинешеньку в ванной. Эти два сорванца посмели её не прихватить собою. И главное то оставили без обещанного сюрприза.
   Когда девушка обнаружила своего сладко посапывающего Уилли в обнимку с малышом, она лишь усмехнулась. Не выдержал старичок молодого напора девичьего, но еще привыкнет. Для него уготовано отныне будет немало подобных дней разгрузки, при которых мужчина будет обязан позабыть о любых своих заботах, никаких поисков и страха за чужую жизнь, кроме рыжей. Ему это необходимо, раз уж их постигли напасти треплющие не сколько тело, кроткую душу пилота позже всех и в полной мере. Да и не зря же она с первых дней по крохе запасалась и все еще тихонько запасается необходимым для этого. Изначально для себя, но добрячка Рэм, так уж и быть, поделится. Теперь уж некуда ему деваться от нее, покуда более удачный кандидат не подвернется в телохранители. Рэдфилд вновь и вновь намеренно внушала себе куда более эгоистичный настрой, чем все было на самом деле. Главное то ей, в принципе, не обращать внимания на собственные порывы привязаться к надежному и заботливому пилоту. И, конечно же, через секунды после собственных нотаций ей необходимо все сделать наоборот, ведь куда вернее было пойти улечься подальше от Хэйнса. Сначала рыжая укрыла своих мальчиков одеялом, еле стянув его под громадой пилота, а лишь после, пригревшуюся у них под бочком, бестию посетила задумка очередного проказничества. Всполошилась девушка мгновенно от своего внезапного озарения, так уж захотелось обвинить зануду Уилла в непомерном пьянстве, пока он сам ее не упрекнул в спаивании, одурманивании, покраске и растлении примерного, почти женатого вроде как, себя. Ведь кто по утро наверняка окажется рыжей виновницей, очевидно же. Доказательства сыщутся у пилота еще, немало они наснимали компромата друг на друга всего за одну бурную ночь. Рассматривая их снимки, Рэдфилд бы некоторые могла показывать друзьям или внукам, а вот парочку личных надо бы запрятать. Специально под такой случай рыжая уже давно хранила фотографии с дома и некоторые новые в тайном кармашке куртки, пришла пора пополнить ее коллекцию. Пробудившись утром после пьянки, Уилл не должен все фотокарточки вспомнить, ему хватит остатка, который девушка, не особо заморачиваясь, убрала в прикроватный столик. Самая легкая часть ее плана, остальные были сложнее.
   Проснулась Рэдфилд позже пилота всего на минутку от силы, скорое пробуждения по малому шевелению подле тебя это уже привычка. Сонливость утреннюю пришлось так же пропустить, вскочив с кровати в боевую стойку и выхватив клюшку из-под одеяла. Всем своим видом пока еще рыжая старалась показать свое недовольство Хэйнсом, грозный перехват клюшки в замахе да взгляд посуровей.
— Если ты решил продолжить вчерашнее, то я вооружена и опасна, бью без жалости и куда только достану! И я буду орать! Громко!
   Маленькая, тощая, неумелая и с клюшкой против натренированного мужика, который одной левой ее утихомирит за полминуты, на стороне Рэдфилд будет лишь удача да внезапность атак боевого мышонка. Сам мужчина был ошарашен происходящим, не в силах что-либо сказать, но и рыжая молчала, не двигалась, ожидая чего-то. Минуту другу спустя все так же Уилл явно не понимал происходящего, и Рэмс ему подыграла, вроде как сжалившись и начав пояснять.
— Посмотри на пол, пустые бутылки твоя работа. Ты вообще умеешь пить? Или это был твой первый раз, — Рэми поправила рыжие хвостики парика, торчащие из-под капюшона пижамы, дабы не мешались, — Нельзя так, наклюкавшись в одиночку полез приставать. Как тебе это в голову пришло.. или не в голову? — подозревающий взгляд прямо в бесстыжие очи пилоту, да на всякий случай рыжая демонстративно поправила молнию на пижаме, изображая недотрогу ту еще.
— Я ведь тебе в дочки гожусь! В племянницы ладно! Возишься со мной, обучаешь меня и игрушки даришь! Как тебя вообще могло занести настолько, совсем не в кого потыкать? Целый лагерь девиц! Мне все равно теперь на безопасность, я сплю в другой комнате, с замком и клюшкой!
   Её тон не требовал возражений, принцесса изволила личные покои иметь, ее указ надобно исполнять, пока она не огрела по голове и прочим уязвимым частям тела. Как же тяжело отчитывать пилота было с серьезным лицом. Рыжая вполне может на Хэйнсе и дальше тренировать свои актерские навыки, за два месяца поднаторела то как.
   Когда Уилл попытался достучаться до нее убеждая, что и она не была против их ночных утех, вообще была зачинщицей, рыжая вскочила на кровать и давай вертеться в пижаме годзилы перед ним, хвостиком она тоже помахала весьма задорно. Пламенная речь ее зашла о моде, мол, нормальная бы нарядилась в это после его то сказок, даже накуренной. Никак нет, не угрожай ее девичьей чести всякие одичавшие мужики, которые оказались настолько пьяны, что молнию не нашли и сразу же спать прилегли, жалуясь все понимающей собаке на недоступных ящериц. Хэйнсу этого оказалось мало, он все не унимался, поплелся по следам их мнимых шалостей и доказывать девушке, что ночью все было вовсе иначе. Пусть в первое доказательство провалилось, её почему-то рыжие волосы тоже оказались не на его стороне, дотронуться до себя и проверить их поближе, она не позволила, вопя о дистанции и любви к своим мягким локонам, которые могут испортится краской. По его же словам девушка должна быть блондинкой, а не тут то было. А его изменившееся отражение в зеркале - так выцвел на солнце немного, бывает же. Компрометирующие баночки краски в ванной тоже не обнаружились, вместе с исчезнувшими чемоданами. Рыжая в ванную не поплелась, там она хорошенько уже прибралась [убирала бы еще так раньше], ей нужно было достать фотоаппарат и успеть сделать шикарный кадр растерянной мордашки Уилла, входящего в комнату без единого доказательства его версии случившегося. Лишь когда девушка потрясла свеженьким снимком, удостоверилась, что таки ее задумка прошла на ура, тогда только Рэдфилд подленько захихикала и чуток расстегнула молнию своей неприступной ящерной пижамы.
— Ты помнишь, мы остановились на переодевании, — точнее раздевании, которое отвлекло парочку от остальных невинных задумок. Все таки он не ошибался, они и правда курили, пили, решили, что потратят сто штук на гардероб Рэдфилд, перекрасились и с ума сходили, позабыв об осторожности — Продолжим? Мы хотели поддаться в бега. Неподалеку стоят яхты, я видела, можем нарядиться капитанами или пиратами..
   Ох, получит она сейчас, может еще дернуть пониже молнию, авось отвлечется от наказания негодницы или настроится на более приятное наказание.... как было ночью, когда все пошло как раз по версии Хэйнса, с весьма лаконичным завершением пьянки.

0


Вы здесь » Blackout: No Exit » личные эпизоды » past: ink


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC