Никто не поверил бы, разве что безумец, что за всем происходящим на Земле внимательно следят существа более развитые, чем человек; что в то время, как люди занимались своими делами, их исследовали и изучали, готовили план захвата прекрасной планеты Земля.
Тьма рассеялась, и вместо голубого неба над собой люди увидели космические корабли. Корабли, что пришли отнюдь не с миром. [читать далее...]
ИГРА: постапокалипсис, космос, вторжение, 2020
Внимание!, Всем [!] необходимо ознакомиться с новой сюжетной веткой проекта! С помощью вашей пополняться будет f.a.q, потому все вопросы желательнее задавать в «общей теме»
Обновления форума будут пополняться, внимательно следите за новостями. Новые квесты будут запущены после переклички.
«Морской бой»
William Haynes
[смена очередности]

«Пропавшие»
Nicholas Emerson
[до 18.03]

«Убей всех»
Jeremy Nox/Madison Clarke
[до 18.03]
Вверх страницы
Вниз страницы

Blackout: No Exit

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blackout: No Exit » личные эпизоды » present: Was wollen wir trinken?


present: Was wollen wir trinken?

Сообщений 31 страница 39 из 39

1

.. .. .. .. .. .. ..   .. .. .. .. .. .. ..
http://s017.radikal.ru/i427/1507/d9/eb718d41bdf1.jpg
WAS WOLLEN WIR TRINKEN?
♫ Rabauken – Was wollen wir trinken
.. .. .. .. .. .. .. .. .. ..   .. .. .. .. .. .. .. .. .. ..

Владислав Волков, Джек Шеридан,
Максима Вайс, Лорен Уорд.

Канадский городок южнее Ниагара Фоллз.
Вторая половина февраля, год 2018.

«Дикарь и три охотника случайно сталкиваются на складе ликёро-водочного магазина. Большая часть бутылок, увы, уже канула в небытие, но и немногих уцелевших с лихвой хватит на всю компанию. Если никто не будет стрелять…»

+3

31

Шеридан полностью доверил потрошение животного немке. Инициатива не наказуема, а раз уж она сама на это подписалась, почему бы и не предоставить ей карт-бланш в этом вопросе. Охотник упал обратно в свое кресло и на мгновение прикрыл глаза. Забавно. В компании людей находиться он не привык, предпочитая уединенный образ жизни. Шум и разговоры вызывали лишь головную боль. Однако в этот раз почему-то такая разношерстная компания ему была по душе. Даже перепалки русского и рыжей вызывали улыбку. Он не думал, что дойдет до драки. В конце концов они не идиоты, чтобы устраивать кровавые расправы на пороге ночи, которую им все предстоит пережить. Будут монстры или нет, кто знает, главное теперь, не привлекать излишнее внимание и не орать как потерпевшие. Шеридан покосился на Лорен и подмигнул ей.

-Все для тебя, детка. Как закончим с едой, хвост твой.

Достав бутылку с выпивкой он сделал глоток и поставил ее на пол, рядом со своим рюкзаком и оружием, с которым и не думал расставаться. Дело не в людях, что сидели здесь,  а в том, что могло находиться  за стенами магазина. Лучше на всякий случай быть начеку. На вопрос русского, охотник лишь пожал плечами и ответил:

-Я с этими барышнями впервые куда-то вместе иду. Привык один, но в этот раз нам было по пути. Максиму знаю после того, как вытащил ее из западни, когда надо было спасаться  самой, а не спасать малолетку, который мог умереть в любой момент. Да, Вайс?

Шеридан кинул ледяной взгляд на Максиму. Он по-прежнему считал, что тогда немка поступила глупо и безрассудно с точки зрения самосохранения. Всех ей не спасти, так он думал, потому не видел иных альтернатив, кроме как спасать свои жизни. Она же выбрала иной путь. Опасный, хоть и морально верный. Джек не собирался менять ее мнение на счет человечности. Ему было плевать. Просто он до мозга костей убежден, что милосердие осталось там, в прошлом, а спасти их может лишь холодный, лишенный эмоций разум.  Впрочем, возвращаться к старой теме совершенно не хотелось. Немного зная Максиму, он понимал, что она поспешит опровергнуть его слова, потому приготовился  к словесной атаке.

-А с Лорен познакомился не так давно.

Шеридан усмехнулся на слова Волкова о том, что тот хочет сделать с рыжей охотницей. Не удивительно. Стиль общения Лорен мог даже самого миролюбивого человека заставить вспомнить все когда-либо услышанные матерные слова, а ладони сжаться вокруг ее тонкой, длинной шеи. Так что не удивительно, что парень, только что познакомившийся с ней, хочет сотворить с ней  столько «удивительных» вещей.

-Дружище, включаешь режим терпения и терпишь! Знаю по себе, это сложно, но порой приходится стиснуть зубы и терпеть. Не думаю, что наша рыжая красотка настолько безнадежна. К тому же, тебе с ней детей не растить. Ночку перекантуемся здесь и разбежимся, кто куда.

Шеридан потянулся за бутылкой и сделал еще один небольшой глоток.

-Кстати, ты куда собирался-то? Чисто поискать бухло или так, приключения  на задницу искал?

+2

32

- Да, я – немка, камерад, но это что я – противница меховой одежды и охоты не означает. Тем более, в этом мире бесконечного кошмара. Я не симпатизировала „зелёным“ и до Затмения, которое у меня год жизни украло, а теперь животных, которые куда лучше людей на Земле Тьмы адаптировались, защищать не стану, – спокойно ответила Максима на саркастическое замечание Влада. В той Германии, из которой она некогда уехала в Соединённые Штаты Америки, действительно господствовало мнение, что натуральный мех – прерогатива старшего поколения, но она никогда не считала, что права животных, пока речь не шла об их вымирании, должны ставиться выше прав людей. Тем более, что один немец австрийского происхождения уже некогда стал первым в мире политиком, законодательно утвердившим права первых, при этом поставив их выше, нежели прав отдельных наций вторых.
- Мы с Лорен как две сестры – друг друга терпеть не можем, но как-то уживаться, когда это требуется, ухитряемся, – усмехнулась она в ответ на вопрос русского про рыжую, явно добившуюся весьма заметных результатов в своих попытках довести его до белого каления. Тот факт, что оба они всё ещё были живы несколько удивил её, но она никак этого не проявила. Вопрос Шеридана застал её врасплох. Светловолосая прекрасно помнила тот вечер, когда им пришлось отбиваться от целой банды, пытаясь спасти мальчика-подростка, которого они видели в тот день в первый и в последний раз.
- Когда я вступила в ряды тех, кто себя борцами с Тьмой называет, – холодно произнесла она, – то не просто ночных тварей ради развлечения или из мести за сгинувший мир убивать, но всегда и везде людей от них и даже от себе подобных и самих себя защищать поклялась! – несмотря на граничивший с глупостью пафос этих слов, на лице Вайс не промелькнуло и тени улыбки. Она действительно верила в то, ради чего сражалась, даже если в это не желали верить те, ради кого она это делала. В том, что Влад и Лорен, если этот спор разгорится, поддержат именно Джека, Максима не сомневалась, а потому закинула лисицу на плечо и направилась к выходу из кабинета.
- Потрошение – процесс не самый гигиеничный. Не хочу, чтобы вонь её потрохов нам аппетит портила, – бросила она через плечо, остановившись на пороге, и добавила: – Лорен, пошли. Я займусь мясом и внутренними органами, а ты – мехом, а вы, мальчики, пока, чтобы нам на чём ужин поджарить было, озаботьтесь,– и не дожидаясь ответа, она удалилась в торговый зал магазина. Разложив лисицу брюхом кверху на одной из стоек и найдя на полу подходящие обломки полок, она быстрым движением разрезала шкуру животного и аккуратно извлекла его внутренности, стараясь не повредить кишечник, поскольку это могло заметно испортить качество и без того далеко не самого съедобного мяса. Вырезав сердце и печень, светловолосая уложила их на импровизированный поднос, отбросив остальные органы под прилавок и выжидающе посмотрела на рыжую.

+3

33

-Не хочешь, чтобы *бали, так жопу не подставляй. – не, ну он и в самом деле сам виноват; нельзя же винить наркомана в том, что он, увидев шприц с наркотиком на белом блюдечке с голубой каемочкой, отказался пустить посылочку по вене. В общем, сам виноват, пусть теперь со всем сам и разбирается.
-Да, разумеется, уж ты-то знаешь леди… или бл*дей с соседней трассы от твоего клуба? – она не понимает большей части того, что он говорит на английском, просто пропуская мимо ушей, не говоря уже о русском. – И ты все еще утверждаешь, что не шлюха? Да ты же зациклен на сексе. Это что-то типа травм маленьких мальчиков, которых ебали взрослые дяди, или что? Ты говорил о воровстве и мошенничестве, я говорила о воровстве и мошенничестве, ты пришел к выводу о сексе. Бедняка. Знаешь, я рада, что тебе не нравлюсь: значит, я не похожа на твою мамочку. Сложно представить, чтобы нормальная женщина родила дерьмо, а потом воспитывала, скорее, такая же как ты. Ты полезен или бесполезен, голая функция, как предмет, а я человек, мне и так неплохо.– через четверть часа, она, скорее всего, при всем желании не вспомнит, о чем и из-за чего сралась так задорно с русским; жаль только, что она не способна учесть маленькой проблемы: он-то, вполне вероятно, всего произошедшего так просто не забудет.
Волкову – гадости, Шеридану – воздушный поцелуй.
-Ты просто душка, когда хочешь. А бутылочку мне не подкинешь?
– она ухмыляется, выслушивая, какой, оказывается, глупой Вайс может быть. Ну, это вольно или невольно, но все же удовлетворяет ее врожденное желание: всегда и во всем быть лучшей. Вернее, нет, не так – чтобы ее считали лучшей, а какими методами этого достигнуть, реальным трудом или уловками, уже внезапно. Удивительно легко по контрасту с предыдущей ленцой, она поднимается со своего кресла и отправляется следом за Макс.
-Шеридана как, *бать будешь? –
ну, не все же русскому страдать от нее. Один из ее ножей, замечательно острый – правда, все равно уступающий ее язычку – делает разрезы на лапах лисы к центральному «шву». Лучше было б чулком снять, но и пластом сгодится, из шкуры Лори только хвост интересен. Она вставила острие ножа под шкуру лезвием вверх и дальше стала действовать руками, просовывая длинные тонкие пальцы под кожу; процесс хорошо знакомый, ей приходилось делать это неоднократно. Только хвост она оставляет на последок, разрезав его до самого кончика. Его она и от остальной шкурки отделяет.
-У тебя сколько соли есть? Мелкой?

+2

34

- Просто свали уже, рыжик, - устало выговорил русский. Этот спор не о чем утомил Волкова и ему просто хотелось хоть подобия спокойствия и тишины. И если ради этого проходится девушку поменять на американца, то это явно будет стоить того. Ведь снайпер явно не из тех, кто любит насиловать твой мозг, как это делал Лорен.
- Ты должна признать, фройляйн, что твой альтруизм бывает временами очень глупым. Ведь если так часто рисковать своей шкурой будешь, то быстро отправишься к своим богам. И тогда некому будет людей защищать, ведь супергероев больше не осталось, - русский развел руками, - И как тебе вообще хочется спасать людей, которые даже спасибо не скажут?
Наконец девушки вышли из комнаты. И сразу стало как то легче. Видимо, Уорд настолько успела надоесть Владу, что только лишь ее присутствие напрягало его. Давненько такого не было. В лагере если ты кому то не нравишься, или тебе кто то не особо симпатизирует, то разговор тут короткий: либо на арену, отношения выяснять, либо просто не пересекайтесь. Так что те, кто совсем уж раздражал русского были мертвы. А тут так просто не получится. Просто расклад сил не тот. А значит, как подсказал американец, надо терпеть.
- Терпеть... Нет, это глупо. Если тебе в глазу соринка мешает, ты же не терпишь, а достаешь ее. Тут точно так же. И если бы вас тут не было, рыжая уже остывала бы в углу. Зачем вы ее вообще с собой взяли? Или вам было настолько скучно, что лишь Лорен могла разбавить унылые будни? Хотя нет, ты мне лучше другое скажи: рыжая так со всеми себя ведет, или только с тем, кого видит в первый раз? Или может она просто напросто сумасшедшая? Если это так, то и смысла мне злиться особого нет, ибо тут ничего исправить уже нельзя.
Ой, да ты сам не особо то и нормальный! Так что не следует наговаривать на бедную девушку! Она милашка же!
Волков внимательно посмотрел на бутылку. Притормозить и правда стоило, поэтому парень закупорил бутылку и поставил ее рядом с диваном, после чего решил принять горизонтальное положение. Следить за действиями снайпера не особо хотелось, да и Влад был почти уверен, что Шеридан - самый безобидный из всех присутствующих. Не в том смысле, что не сможет навредить, а в том, что инициировать конфликт явно не будет.
- Ну а как ты думаешь? Нынче бухло высоко цениться, так что я его и искал. Но, как видишь, мне не особо повезло. Если бы я первым нашел этот ящик, вряд ли бы вы его увидели. Просто я бы очень выгодно смог бы толкнуть такое количество виски. Но раз находка не моя, то и претензий на нее  у меня нет. Эх... Думаю, вы были здесь по этой же причине. Или я неправ?

Отредактировано Vladislav Volkov (23.11.2015 21:04:10)

+2

35

Вайс предпочла бы, чтобы добытый на поздний ужин зверь оказался хотя бы волком – из всех псовых именно лисы отличались наибольшей нечистоплотностью, а потому душок от рыжей тушки шёл даже хуже, нежели от какой-нибудь бродячей псины, однако обилие подкожного жира и размеры мышц несколько улучшали впечатление от трофея – хищница явно не голодала, а потому всё же могла стать достойной трапезой для четырёх человек. Если только её напарница не изведёт всю соль на сохранение драгоценной для неё шкуры.
- Держи! – она бросила Лорен прозрачный пакет, наполненный белыми кристалликами. – Только оставь хотя бы четверть, или мы это жаркое есть не сможем! – отвернувшись, светловолосая занялась внутренностями лисицы. Кишечник, селезёнку и почки она отвергла сразу, осторожно отделив их от всего органокомплекса – первые явно были несъедобны, последние же пришлось бы слишком долго вымачивать. Разве что оставить их на завтрак? – ухватившись за новую мысль, Максима осторожно выделила почки из жировых капсул и аккуратно положила в первую попавшуюся миску, оказавшуюся поддоном для ведра, в котором некогда подавали обложенное льдом игристое вино в бутылках. Воду вполне можно было растопить из снега. Бросив быстрый взгляд на увлёкшуюся процессом изготовления воротника боевую подругу, немка вышла из магазинчика и принялась утрамбовывать снег в импровизированную миску. Воды из него по объёму получилось бы меньше едва ли не в половину, а потому необходимо было заполнить её им настолько, насколько это было возможно. К тому моменту, когда Максима закончила, ладони её раскраснелись, а пальцы начали неметь. Вернувшись в магазинчик, она, растирая руки, вновь склонилась над лисьими потрохами. Из всего, что осталось от рыжей хищницы, чья шкура вскоре должна была украсить другую охотницу той же масти, помимо мяса, ценность могли представлять, разве что, печень, сердце и головной мозг. Оставалось лишь надеяться, что лисица не кишела паразитами насквозь, как это часто бывало со зверями да и другими животными. Выделив печень и сердце и прибавив к ним ещё и язык, Вайс занялась собственно тушей лисы и принялась ловко отделять мясо от костей, складывая её в ведро, когда-то служившее куда более романтическим целям. Подкожный жир должен был исполнить роль сала, столь необходимого для жарки, в то время как мясо стоило взять лишь из наиболее богатых им областей, однако светловолосая всё же сняла всё, что поддавалось ножу, оставив скелет почти голым. От извлечения головного мозга пришлось отказаться – ножи Уорд, в своей остроте, едва ли уступавшие её языку, вряд ли справились бы с самыми прочными в любом организме костями, а раскалывание черепа подручными предметами вряд ли позволило бы сохранить мозг в подходящем для готовки состоянии. Покончив с кровавой работой, Максима вновь вышла на улицу, чтобы вымыть в снегу руки. На этот раз компанию ей составила покончившая со шкурой, тщательно просоленной и аккуратно подвешенной к потолку, Лорен.
- Нам стоит что-нибудь, что за шампуры сойдёт, поискать, – заметила светловолосая, принимая из рук рыжей сильно похудевший пакет с солью. Та молча кивнула. Должно быть спор с русским дикарём её всё же утомил. Ничего подходящего на роль шампуров им найти так и не удалось, однако под кассовой стойкой всё же обнаружились какие-то решётки, из которых можно было соорудить подобие гриля. Покончив с приготовлениями, девушки вернулись в кабинет, в котором мужчины всё же сподобились подготовить место для костра. Максима присела перед наломанными из стола, по счастью оказавшегося сделанным из настоящего дерева, а не из ДСП, досками и принялась расставлять вокруг них найденные решётки и скреплять из проволокой. Соорудив грубое подобие гриля, она повернулась к мужчинам.
- Когда проходит время супергероев, камерад, людям только самим супергероями стать остаётся. Человечество будет живо, пока те, кто за тех, кто им доброго слова не скажет, готовы умирать, есть, ибо именно это человека от других животных отличает, – спокойно произнесла немка, после чего вновь склонилась над импровизированным грилем и стала выкладывать на него тщательно перемазанные лисьим жиром куски лисьего же мяса.

0

36

Тишина заполнила помещение. Ни Волков, ни Шеридан больше не поддерживали разговор. Возможно, это и к лучшему. Из коридора доносились тихие звуки возни. Видимо, девушки конкретно занялись готовкой. Точнее, одна девушка. Вряд ли рыжая сильно помогала. Как успел понять парень, она еще та эгоистка и чистоплюйка, так что вряд ли особо помогала Максиме. Хотя, кто знает. Сейчас оставалось только дождаться ужина, ради которого немка и американец ходили на охоту. Какую то помощь оказывать им не хотелось. Просто потому, что Владислав и не знал чем помочь. В разделке животных, да и в самой готовке он был профаном. А значит и толку от его помощи не будет. Лучше он будет просто лежать и не мешать людям делать то, что они умеют.
Волков прикрыл глаза и стал потихоньку отходить в царство Морфея. Алкоголь очень в этом помогал. Сквозь дрему Влад слышал как Шеридан бродит по комнате и что то ломает. Выяснять, чем занят снайпер, парню не хотелось. Вряд ли он делал что то, что может навредить русскому. А раз так, то и пусть занимается чем хочет.
Но долго поспать Волкову не удалось, ибо девушки вернулись достаточно быстро. Или, по крайней мере, так показалось парню. Русский со вздохом принял сидячее положение, уступая место для... Да хоть для кого-нибудь. Сидеть с дикарем никто не хотел: Шеридан с Лорен заняли свои прежние места, а немка нависла над импровизированным грилем и стала раскладывать кусочки мяса. То, что слова, сказанные Максимой за пару секунд до этого, были адресованы русскому, Волков даже не сразу понял. Ведь это достаточно странно, уйти в середине диалога, пропадать n-ое количество времени, а потом вернуться и продолжить разговор как ни в чем не бывало. Владислав даже не сразу вспомнил о чем они говорили.
- Знаешь, ты бы могла еще до утра подождать с ответом, а то как то мало времени прошло, - попытался подколоть немку парень, - И тут я, кстати, с тобой не соглашусь. Человечество выживает не благодаря кому то, кто жертвует собой ради остальных. А благодаря своему инстинкту самосохранения. Неужели ты, оказавшись на волосок от гибели, будешь спасать не себя, а кого то другого? Но тогда, если ты погибнешь, кто будет спасать других, ведь таких как ты, фройляйн, крайне мало. Сейчас просто другое время. Это на войне люди жертвуют собой. Ради светлого будущего. А у нас нет будущего. Пока нет возможности победить Тьму, человечеству остается только выживать, а не воевать. И, когда-нибудь, люди, которых ты спасаешь, отвернуться от тебя, бросят тебя или даже попытаются убить. И тогда ты поймешь, что я в чем то прав.
Язык заплетается, мысли путаются, голова начинает гудеть. Выпито много алкоголя. Да и усталость сказывается. Надо дождаться ужина и завалиться спать. Влад надеется, что за ночь не произойдет ничего, что заставит его подорваться с дивана и начать стрелять вокруг. Монстры монстрами, но и отдых нужен.

+2

37

Кабинет быстро наполнился шкворчанием кипящего на огне жира и аппетитным ароматом жареного мяса, в котором, впрочем, сильно ощущался и сильный запах псины.
– Светлое будущее не сможет наступить, если люди в него верить не будут. Так же и Тьма будет непобедимой, пока её таковой считают, – отозвалась Максима на безапелляционную реплику Влада, поняв, что ей его не переубедить. Да и не только его. Даже её соратники разделяли точку зрения дикаря, отвергая её альтруизм. Немка чуть слышно вздохнула. Ей вдруг стало до слёз обидно, что её оппонент мог оказаться прав – что вместо того, чтобы стать примером для подражания, она лишь позволяла использовать себя, расточая свои силы в пустоту. Привитое ей на университетской скамье кредо «Служа другим, сгораю сам», считавшееся негласным девизом всех врачей, стало синонимом глупости в мире ожившего ночного кошмара.
Глаза светловолосой заблестели, но ей всё же удалось подавить пьяное желание разрыдаться, накатившее на неё за этот вечер уже не в первый раз.
Несмотря на то, что почти все четверо старались следить за тем, сколько каждый из них выпивал, все они достигли второй стадии опьянения, располагавшей уже не к разговорам, а, напротив, к молчаливым размышлениям, и в кабинете хозяина магазина повисла тишина, нарушавшаяся лишь треском импровизированного костра да шкворчанием лисьего жира.
Наконец, Максима, убедившись, что мясо сравнительно равномерно прожарилось, сняла импровизированный гриль с огня.
– Кушать подано! Садитесь жрать! – неожиданно мрачно объявила она и водрузила блюдо на стол, после чего достала из ножен на поясе финку и первая отведала собственной стряпни, перед этим более тёплым тоном добавив:
– Приятного всем аппетита!
Мясо на вкус сильно отдавало псиной, но было вполне съедобно.
Возможно, если бы люди начали свою спонтанную вечеринку с охоты и приготовления добычи, их разговор вышел бы куда длиннее, но сейчас даже закуска уже не могла развеять эффект спиртного, а потому все ели скорее, чтобы просто набить желудок, нежели хотели именно закусить выпитое или попытаться насладиться блюдом.
Когда с трапезой было покончено, встал вопрос, как быть дальше. За окном уже окончательно стемнело, а потому никому не хотелось уходить из гостеприимных стен заброшенного магазина. Кроме того, ночь принесла с собой метель, а потому расхваленный Владом инстинкт самосохранения подсказывал всем четверым, что им стоит заночевать в протопленном помещении, меняя часовых.
Первой поддерживать костёр и высматривать возможных ужасных ночных гостей вызвалась Вайс, хоть она и сама уже едва держалась на ногах. Вот только руководил ею отнюдь не альтруизм, а уязвлённая гордость. Немка хотела всем показать, что готова следовать своим принципам до конца. Спорить с ней никто не стал.
Лорен разлеглась на столе, а мужчины прикорнули там же, где и сидели.
Первый час всё шло хорошо – Максима, хоть и сонная, находила в себе силы ходить из угла в угол с дробовиком наперевес и время от времени подбрасывать в костёр обломки переломанной Шериданом мебели. Ничто не предвещало беды, но стоило светловолосой присесть на пару минут, чтобы дать отдохнуть ногам, как сон мгновенно сморил её.
Вайс снилось, что она разбудила дикаря, передав ему пост, а сама легла спать прямо на полу, но сумела лишь неглубоко задремать, а потому видела всё, что происходило в кабинете. Русский подбросил в костёр ножку стола, потом пару раз прошёлся из угла в угол, после чего вдруг достал из-под штанины нож и остановился над спавшей как младенец Лорен. Он сжал рукоять ножа двумя руками, поднял его высоко над головой и со всей силы вонзил ей в грудь. От боли девушка проснулась и отчаянно заорала.
Её крик разбудил Максиму. Немка резко подскочила, вскидывая «SPAS-12», и вдруг поняла, что крик ей не приснился.
Лорен действительно кричала, вернее уже хрипела, захлёбываясь собственной кровью, а над её телом нависла мерзкая тварь, на членистом теле которой плясали блики догорающего костра. Ночной хищник чуть поднял голову, устремив взгляд холодных фасетчатых глаз на зашевелившуюся девушку, после чего вновь воткнул уродливый хоботок в тело уже почти переставшей сопротивляться Уорд. Послышалось омерзительное чавканье.
Вайс спустила курок.
Грохот выстрела едва не разорвал всем, кто был в кабинете, барабанные перепонки. Картечь разорвала уродливую голову ночной твари, сбросив её с подёргивавшегося в агонии тела рыжей девушки, из груди которой по-прежнему торчал отвратительный хоботок. Из него фонтаном вырвалась кровь.
Максима, всё ещё не веря увиденному, бросилась к уже мёртвой соратнице, а из коридора послышался шелест множества членистых ног.

+1

38

- Верой Тьму не победить. Для этого нужно какое-нибудь оружие или средство. Ты же не верой разгоняешь мрак, а светом от костра. Я не говорю, что не надо верить. Надо лишь приземленее смотреть на вещи. Когда-нибудь все вернется на круги своя, все станет как прежде. Кроме нас...
Владислав сам задумался, над тем что сказал. Хоть последнее предложение и чутка противоречило сказанному Волковым ранее, он все же верил, и верил всегда. Просто, если есть зло, которое порабощает все вокруг, то найдется добро, которое сможет хоть что-то противопоставить злу. Так было всегда. И так будет и в этот раз.
Максима наконец позвала все "к столу". Правда голос у нее был не очень довольный. Неужели русскому удалось задеть немку? Достижение? И стоит ли этим гордиться? Зачем разрушать мировоззрение человека, который с чистыми помыслами борется со злом? Может, Владу просто хотелось хоть в чем то быть правым и победить в споре, так как с рыжей он провалился.
- Приятного аппетита...
Мясо было посредственным. Хотя жаловаться не приходилось. С учетом того, что в лагере любят человечинку. Волков пока не опускался до каннибализма, поэтому постоянно питался всякими консервами, которых, как оказалось, в избытке можно найти в городах. Так что данную лису можно считать чуть ли не деликатесом. Хоть и с привкусом собаки.
Немка первой вызвалась караулить их сон. Эта идея казалась Владиславу сомнительной, ведь невооруженным глазом было видно, что девушка устала. Но раз она хочет, то и спорить с ней никто не стал.
Заснул парень быстро, алкоголь и усталость все же дали о себе знать. Сновидений не было. Лишь темная пустота, сквозь которую доносились тихие шаги и потрескивание костра. А потом и крики. Громкие крики. Владислав даже не сразу понял, что крик ему не сниться, а происходит наяву. Но все ровно полностью разбудить парня этот душераздирающий крик не смог. А вот громкий выстрел, чуть ли не разорвавший барабанные перепонки, все же достал Волкова из царства Морфея.
Влад резко вскочил, не особо понимая что происходит. Сколько он проспал? Кто стрелял? Почему стреляли? Неужели Влада таки решили кинуть? И решили избавиться? Что вообще происходит?
Парень стал непонимающе оглядываться по сторонам, дабы наконец понять ситуацию. Вот только душевного спокойствия это ему не принесло. Первое что увидел парень был... было существо. Описать это было сложно. Но понятное дело, оно было очень опасно. Хорошо, что данная особь была уже мертва. Как собственно, и Уорд. Вот чего-чего, а это Владислава действительно очень удивило. Когда она успела помереть? И что это за хрень торчит из груди девушки?.. А, ясно. Просто девушкой решил подкрепиться монстр. И, видимо, очень даже преуспел. Но... А как же дозор?
- Фройляйн, какого хрена?! - заорал Волков, подхватывая сумку и автомат, - Как ты про*бала эту тварь?! Ты че, заснула что ли?!
Из коридора послышались не самые приятные звуки приближающихся проблем. Не мешка больше не секунды, парень кинулся к двери, дабы оценить ситуацию. И то что он увидел, позитива не добавляло. Немаленькое количество монстров, точно таких же как и тот, что мертвым валялся в комнате, двигались в сторону людей. Волков вскинул автомат и дал очередь, дабы оценить ситуацию. Даже кого убить получилось. Значит, эти существа не особо защищены. Это была новость хорошая. А плохая заключалась в том, что количества этих самых монстров было достаточно, чтобы просто напросто задавить людей "мясом".
Влад резко закрыл дверь. Шеридан подоспел вовремя, прислоняя к двери диван, на котором и спал русский. А снайпер быстро реагирует.
"Шарит мужик. Ладно, все ровно долго сдерживать гостей эта дверь не сможет. Вам, ребята, пора искать выход и быстро!"
Владислав кинулся к рыжей. Он уже не рассчитывал то, что девушка каким то чудом осталось жива, а лишь хотел убедиться, что теперь люди остались втроем. В отличии от немки, которая склонилась на Лорен и пыталась что то сделать. Пульса не было. Чего и следовало ожидать.
- Фройляйн, оставь ее, - холодным голосом произнес русский. Но немка не хотела отходить от трупа. Тогда Влад схватил блондинку за руку и рывком повернул к себе.
- Максима, соберись! Она уже не выберется из этой комнаты! А ты еще можешь!
Надо было быстро решать как отсюда убраться. Перестрелка в замкнутом помещении с превосходящим в несколько раз противником не самое приятное занятие. Надо выбираться наружу. Окон в помещении не было. Что очень странно. И почему парень не заметил этого, когда входил в помещение? Но, раз нет прохода, значит надо сделать самому. Как обычно Влад и делает.
- Если прикроете меня, обеспечу нам эвакуацию.
Он кинулся к дальней стене, которая, по расчетам, выходит прямиком на задний двор, и занялся установкой зарядов.

+2

39

Должно быть, ночные хищники, заставшие четвёрку врасплох, питались, высасывая кровь из крупных сосудов своих жертв. Их хоботки состояли из двух частей – плотного каркаса, состоявшего, как и их панцирь, из вещества, похожего на хитин земных насекомых, и гибкой органической трубки, извивавшейся в процессе питания.
Вайс почти не обратила внимания на эти подробности. Как и на стрельбу, открытую кем-то из мужчин. А вот крик одного из них, чей голос она, будучи в шоке от осознания того, что произошло по её вине, подействовал на неё словно удар кнута. Немка заткнула всё ещё сосавший кровь её напарницы хоботок нераспечатанным рулоном бинтов и, несмотря на то, что сердце Лорен Уорд по всем признакам уже не билось, а лёгкие перестали дышать, принялась её реанимировать. Губы светловолосой прильнули к губам рыжей, а пальцы зажали ей нос. Глубокий и мощный выдох. Во рту появился привкус крови. Должно быть, хоботок порождения Тьмы повредил не только сосуды, но и лёгкие. Ещё один выдох, и Вайс встала на колени рядом с умершей по её вине напарницей, положив выпрямленные руки на её грудную клетку. Пятнадцать раз она сдавила её, разгоняя ещё оставшуюся в теле кровь по сосудам, но добилась лишь того, что та запузырилась в хоботке убившей девушку твари. И всё же Максима не желала сдаваться, а потому вновь и вновь делала уже остывавшей Лорен то искусственное дыхание, то непрямой массаж сердца.
Ей доводилось терять пациентов и беспомощно наблюдать смерть друзей. Один раз она даже попыталась скормить Тьме случайно встреченную ею в городе девушку, но ещё никогда она не подводила тех, кто ей доверился. Не становилась причиной их смерти.
Когда кто-то схватил её за руку, она попыталась было вырваться, но всё же мужчине удалось оторвать её от безнадёжной пациентки. Слова Влада доносились до неё откуда-то издалека, и всё же Максима понимала, что он прав – самое глупое, что она могла сейчас сделать – искупить свою вину смертью. Вот только она теперь не знала, как посмотрит в глаза Шеридану и товарищам по отряду. Из-за неё погиб человек, и она могла это предотвратить. Хотя бы просто не вызвавшись дежурить у костра первой. Или разбудив кого-нибудь, когда поняла, что того гляди заснёт.
– Уходите! – чуть дрожащим голосом произнесла немка, размазывая слёзы по лицу. За те несколько месяцев, проведённых ею в этом кошмарном мире, она так и не научилась принимать смерть, как нечто должное. Светловолосая выпрямилась, досылая недостающий патрон в дробовик.
– Уходите! – повторила она, обращаясь к Владу и Шеридану. – Я проспала их приход, мне их и задерживать! – сухой треск затвора дал понять, что это не пустые слова.
Избегая взгляда Шеридана, Вайс встала напротив забаррикадированной двери и прижала приклад ружья к плечу.
– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – произнёс Шеридан, обращаясь к дикарю. – Мне не очень нравится идея взрывать что-нибудь в замкнутом пространстве, – он развернулся к нему спиной, беря винтовку наизготовку и целясь в пока ещё закрытую дверь, которая уже ходила ходуном.
Наконец, поставленный на угол диван не выдержал и сдвинулся с места, перевернувшись. Дверь распахнулась, и в неверном свете догоравшего костра заблестели тёмные панцири едва ли не сотни членистых чудищ. Бескрылый рой посыпался в осаждённый кабинет.
Выстрелы прогремели почти одновременно. Вайс мысленно пожалела, что у «SPAS-12» небольшой разброс картечи – ей удавалось задеть одним выстрелом, в лучшем случае, лишь четырёх ночных хищников. И всё же у неё было некоторое преимущество перед Шериданом, который и вовсе мог полагаться лишь на то, что пули его винтовки могли поразить нескольких монстров на одной линии.
Светловолосая шагнула вперёд, стреляя почти не целясь – в коридор кишел членистыми чудовищами, а потому промахнуться было почти невозможно. Их количество работало сразу и на, и против них – с одной стороны, с меньшим числом порождений Тьмы людям было бы легче справиться, с другой – сейчас они сами же мешали себе прорваться в злополучный кабинет, а потому первые выстрелы, существенно проредившие их авангард, его же останками частично перегородили проход основной массе жадных до крови тварей. Но было ясно, что долго так продолжаться не будет.

+2


Вы здесь » Blackout: No Exit » личные эпизоды » present: Was wollen wir trinken?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC